Первое книжное издание драмы Шиллера “Разбойники”

Материальное положение Шиллера было отчаянное. Никаких средств к существованию у него не было. Были только долги двести гульденов за издание на собственный счет “Разбойников”. Он жил со своим верным товарищем, музыкантом Штрейхером, в грязной, холодной комнатушке деревенского трактира “Охотный двор”. Стояла уже поздняя осень, зима была на носу. В эти тяжелые дни Шиллера выручил Штрейхер, который, будучи сам бедняком, делился с ним последними грошами. Здесь, в деревенском трактире, в холодные осенние дни 1782 года драматург при свете

сального огарка набросал первый вариант трагедии “Коварство и любовь”, которая пока еще называлась “Луиза Миллер” (по имени главной героини). После этого Шиллер приступил к переделке “Заговора Фиеско” по указаниям Дальберга, который все еще боялся вести переговоры непосредственно с автором, а попрежнему делал это через Мейера. Однако, несмотря на то, что Шиллер согласился на все требования Дальберга и переделал свою рукопись, директор театра все же отказывался от ее постановки, мотивируя это тем, что пьеса беглого драматурга может принести ему большие неприятности и поссорить со всесильным герцогом.
/> Тогда Шиллер предложил книгопродавцу Швану издать драму. Шван согласился ее напечатать, но назначил ничтожно малый гонорар – один луидор за печатный лист. Положение Шиллера было безвыходным, и ему ничего не оставалось, как согласиться. Полученный гонорар (всего одиннадцать луидоров) был быстро израсходован. Нужно было найти как можно скорее какой-то выход из создавшегося положения. И поэт обратился с письмом к своей старой знакомой Генриетте фон Вольцоген, в котором рассказал о своих затруднениях. Старший сын вдовы фон Вольцоген, Вильгельм, учился вместе с Шиллером в “Карлсшуле”, но окончил Академию раньше его. Он относился дружески к начинающему поэту и в один из приездов матери познакомил ее с ним. Кроме того, в Академии учились еще три сына вдовы Вольцоген, которые были несколько моложе Шиллера. Знакомство последнего с матерью Вольцогенов продолжалось и после окончания Академии.
Генриетта интересовалась литературной деятельностью Шиллера, она присутствовала на премьере “Разбойников” и теперь, получив отчаянное письмо поэта, не задумываясь, пришла к нему на помощь: она предложила ему приехать в ее пустовавшее тогда имение Бауэрбах, с тем чтобы без всяких забот спокойно работать над новыми литературными произведениями, пока не исчезнет опасность преследования со стороны вюртембергского герцога.
Шиллер, зная Дальберга по прежнему опыту, ответил холодно и с достоинством. Он писал, что не хочет подвергать себя опасности вновь обмануть его ожидания и потому не посылает рукописи своей драмы “Луиза Миллер”, а только вкратце излагает план и содержание ее. Дальберг ответил согласием на постановку обеих драм – “Заговор Фиеско” и “Луиза Миллер”, после чего Шиллер в июле 1783 года оставил Бауэрбах и вернулся в Мангейм для участия в подготовке пьес ” постановке. Он заиял должность театрального поэта, совмещавшего обязанности заведующего репертуаром с работой штатного драматурга. Теперь общественное положение поэта в Мангейме было другим, чем год тому назад, когда он приехал туда беглецом. Он был автором трех крупных драм, две из которых имели большой успех у зрителей и читателей. Шиллер был хорошо принят и в среде актеров.
Между тем Дальберг предъявил свои требования о переделке двух новых драм применительно к условиям постановки. Переработка “Заговора Фиеско” была закончена в декабре 1783 года. В новой редакции едва можно было узнать прежнюю, напечатанную уже драму: по требованию Дальберга были переделаны или совсем изъяты все сцены, в которых проповедовались революционные идеи и высокие гражданские доблести в духе античной республики, были вытравлены политические мотивы, навеянные философией Руссо. Посредством таких переделок Дальберг хотел приспособить драму ко вкусам мещанской публики и превратить “республиканскую трагедию” Шиллера в сентиментальную драму. Несмотря на прекрасную игру Бека (в роли Фиеско) и Ифлянда (в роли Веррины), драма в целом большого успеха не имела. Мангеймская театральная критика находила “Заговор Фиеско” слишком ученой пьесой. “Заговор Фиеско” с его идеями демократической свободы в духе античности по понятным причинам больше привлек внимание французской демократической общественности, нежели немецкой.
После постановки “Заговора Фиеско” Шиллер взялся за переделку своей третьей драмы – “Луиза Миллер”. По требованию Дальберга и здесь пришлось смягчить резкость некоторых сцен и выражений. Во время репетиции Ифлянд предложил назвать драму “Коварство и любовь”. Под этим, новым названием пьеса впервые была поставлена 15 апреля 1784 года и имела колоссальный успех. Эту пьесу никак нельзя было упрекнуть в “учености”, ибо сюжет был взят из реальной немецкой действительности. В лице президента, гофмаршала, секретаря Вурма и т. д. каждый зритель мог узнать живых представителей Вюртем-бергского герцогства, да и не только Вюртембергско-го, но и любого из трехсот герцогств, княжеств, графств тогдашней Германии. “Коварство и любовь” была первой в немецкой литературе политической драмой, бичующей с большой реалистической силой преступный, феодально-абсолютистский режим. Драма эта в неменьшей степени, чем “Разбойники”, прославила имя автора как первого драматурга Германии.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


W.s. Analysis.