Образы врагов обрисованы в пьесе преимущественно в связи с теми притеснениями и насильническими действиями, которые они совершают по отношению к швейцарским крестьянам.
«По всем уголкам здесь происки и измена,
К нам в дома врываются дерзко
Насилия слуги.»
Жалуется один из крестьян, Вальтер Фюрс.
Австрийские наемники безжалостно издеваются над простыми швейцарцами: грабят их дома, забирают скот, посягают на честь их жен, принуждают старых и больных тяжело работать на строительстве крепостей, а за наименьшую непокорность бросают в тюрьму или убивают или калечат.
Образы врагов в пьесе не индивидуализированы — это преимущественно наемники и австрийские воины, которые вместе составляют обобщенный образ чужеземца-поработителя, что стремится к безраздельному господству на подчиненных им землях. Немного более развернуто подается в пьесе образ Германа Геслера, имперского наместника — главного представителя австрийской власти в швейцарских кантонах — Швеце и Ури. Он ненавидит швейцарцев и откровенно издевается над ними, заставляя их кланяться даже собственной шляпе, нацепленной на жерди, что вызывает негодование даже в среде его воинов. Наибольшим пренебрежением к швейцарцам становится прихоть Геслера заставить Телля выстрелить из лука в яблоко на голове его сына, которое стало последней каплей, которая переполнила море народного гнева и урвала терпение издевательствам, став началом конца чужеземного господства и бесславной гибели самого Геслера.
Более широко и детализировано очерчены в пьесе Шиллера образы патриотов-швейцарцев, которые борются за освобождение родного края. Они представлены в пьесе...

двумя основными социальными прослойками — дворянско-аристократичной и селянско-мещанской. К представителям дворянско-аристократичной прослойке швейцарского патриотичного сообщества принадлежат образы старика, барона Аттингаузена, его племянника Руденци и молодой богатой дворянки Берты фон Брунек. Барон Аттингаузен, несмотря на аристократическое высочество, придерживается давних патриархальных обычаев и с уважением относится к крестьянам. Напыщенные и самодовольные австрийские завоеватели вызывают у него гнев и негодование, поэтому он радостно поддерживает общее решение представителей трех швейцарских кантонов стать на защиту своей родины. Умирая, он завещает своим соотечественникам, которые идут на бой, «держаться вместе. крепко и нерушимо.», «жить вольно.» Это же чувство самоотверженности и патриотизма он старается привить и своему племяннику Руденцу:
Крепи же дарованные с детства узы,
Всем сердцем будь с отчизной своей
И верность ей навсегда сохрани.
Племянник Аттингаузена Руденц влюблен в богатую наследницу, немку Берту фон Брунек, которая владеет значительной частью швейцарских земель. Ради этой любви он в начале пьесы готов даже пожертвовать своей национальной принадлежностью, приняв австрийское подданство, но и чувство к Берте и, главное, ощущение патриотичной обязанности, которое всегда жило в его душе, в конце концов приводят Руденца к лавам тех, кто с оружием в руках становится на защиту родной земли:
Я к народу родному возвратился,
Швейцарец я, и целой душой
Я буду с ним.
Руденц не только действует совместно с восставшими крестьянами, но и отпускает после победы на волю своих крепостных.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Критика вильгельма телля и Германа геслераВерсия для мобильных Образы персонажей в драме «Вильгельм Телль»