Основная проблема исторического романа в творчестве Пушкина

Пушкин хорошо понимал, что основная проблема исторического романа – это взаимоотношение истории и современности, представителем которой является художник. Критикуя неудачных подражателей Вальтера Скотта, поэт дальше замечает: “В век, в который хотят они перенести читателя, перебираются они сами с тяжелым запасом домашних привычек, предрассудков и дневных впечатлений”. Модернизация истории, перенесение в историческое прошлое понятий, мыслей, чувств, нравов современности, нежелание или неумение воспроизвести минувший век во всей

его истине – основная черта неудачного исторического романа, основной источник всех дурных его качеств. И в зависимости от типа, от характера отображения исторического прошлого Пушкин различал основные направления в историческом романе современной ему эпохи.
Пушкин определил основную причину искажения истории французскими романтиками. Историческая истина приносилась ими в жертву политическим целям. Пушкин не раз указывал, что те или иные деятели исторического прошлого становились у романтиков рупором идей писателя. Историческое прошлое “применялось” к политическим потребностям современности самым
откровенным образом. Пушкин был глубоко уверен, что “французская”, т. е. романтическая, критика начнет искать и в его “Борисе Годунове” политических “применений”.
Исторический роман французской романтической школы характеризуется резко выраженным историческим субъективизмом. Право па свободное вмешательство художника в историю, подчинение ее фактов идеям писателя теоретически обосновывалось де Виньи в его предисловии к роману “Сен-Марс”. Пушкин боролся с историческим субъективизмом как во французской, так и в байронической форме. Еще в 1825 г. поэт высмеивал Б. Федорова, который в своем романе “Князь Курбский” “байроничает, описывает самого себя”. И французам, и Байрону Пушкин противопоставлял Шекспира и Вальтера Скотта.
Борьбу противоречивых тенденций Пушкин находил и в русском историческом романе. Так, например, уже в 1825 г. он устанавливает влияние Вальтера Скотта на историческую беллетристику Бестужева, отмечая в то же время недостаточно конкретный и не совсем верный в национально-историческом плане образ одного из героев его повести.
Моралистическое, нравоучительное отношение к истории было присуще “нравственно-историческим” романам Булгарина, в которых нравоучительность сочеталась с откровенно реакционными целями, сформулированными, например, в предисловии к роману “Дмитрий Самозванец”.
Такая интерпретация поведения народа в 1812 г. означала и. более глубокое по сравнению с 1823-1825 гг. понимание Пушкиным роли народа в истории. В “Борисе Годунове” народ выступает в качестве судьи происходящих событий. Как бы ни бушевали политические бури, их результат может быть прочен только при народном одобрении. Все, что вызывает отрицательный приговор народа, должно погибнуть, сойти с исторической сцены. Такова одна из основных и наиболее глубоких идей трагедии Пушкина.
В “Рославлеве” народ выступает не только как судья, исторически решающая сила, но и как участник событий. Правда, это все еще стихийная сила. Но этой стихией движет сознание необходимости борьбы с врагом-захватчиком. “Никогда, – замечает Полина,
Европа не осмелится уже бороться с народом, который рубит сам себе руки и жжет свою столицу”. Народ – стихийная, но активная и решающая сила и крупных исторических событиях; народ добр, но ожесточается против врага. Сознание национальной независимости и чувство патриотизма ему в высшей степени свойственны, и ото чувство движет им в минуты “бедствия отечества”, в грозный 1812 год.
Выразителем патриотических чувств народных масс, истинной патриоткой является в “Рославлеве” Полина. Пушкин запечатлел образ женщины, к которой близки исторические личности жен декабристов, воспетых Некрасовым. Образ Полины как бы дополняет галерею образов русских женщин, созданных Пушкиным: его гений нарисовал не только милую и пленительную, но покорную своему жребию Татьяну, но также и образ мужественной и решительной патриотки, сумевшей понять и вы с око оценить героический подвиг народа, борющегося за независимость Родины.
Но Полине совершенно чужда враждебность к передовой западной культуре, в частности к французской, прогрессивной, восходящей к революционному 1789 г. Полина ненавидит Наполеона как врага родины, но ей смешно французоедство, сменившее французоманию московского дворянского общества. Народ и Полина, как выразительница его патриотических чувств и представительница истинной культуры, противопоставлены образу “полупросвещенного” и равнодушного к “бедствиям отечества” дворянства. Признанные руководители дворянского общества изображены Пушкиным как “обезьяны просвещения” и “патриоты ухи”. Таков довольно легкомысленный отец Полины.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Synonyms and antonyms lexicology.
Сейчас вы читаете: Основная проблема исторического романа в творчестве Пушкина