Проблематика комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”

Что нового покажет мне Москва?

А. С. Грибоедов

Но в них не видно перемены,

Все в них на старый образец…

А. С. Пушкин

Если бы комедия А. С. Грибоедова “Горе от ума” была единственным источником, из которого можно было бы узнать об общественно-политической жизни России начала 20-х годов XIX века, то мы, читатели, мысленно проведя только один день в доме московского барина-крепостника, крупного чиновника и хлебосольного хозяина Павла Афанасьевича Фамусова, вполне могли бы почувствовать ту напряженную атмосферу, в которой жило

русское общество после Отечественной войны 1812 года.

Неспокойно было в России. Дворянское общество разделилось. Одни хотели забыть о пережитом и продолжать жить по-старому, другие – это была передовая молодежь – принесли с собой с запада дух свободы и вольнолюбия и ни за что не соглашались подчиняться отжившим порядкам. Вот и в фамусовском доме столкнулись “прошедшего житья подлейшие черты” с “веком нынешним”, столкнулись в непримиримом противостоянии.

Да и как могло быть иначе, если в затхлую атмосферу старинного барского особняка, как ураган, ворвался молодой человек, категорически отказавшийся

подчиняться старым устоям, жить, как все, думать, как все.

Так определяются два противоборствующих лагеря: с одной стороны, все фамусовское общество, с другой – Чацкий. И противостояние это не возрастное, а идейное. Молчалин, Скалозуб, а тем более Софья по возрасту ближе к Чацкому, чем к Фамусову, однако полностью разделяют взгляды последнего.

В доме Фамусова собрались люди, которые стремятся во что бы то ни стало отстоять свои позиции, доказать, что старые порядки справедливы, а те, кто посягает на них, – враги, “карбонари”. Спор идет в течение всего дня, любая реплика разжигает спор. Что же вызывает антагонизм? Какие проблемы решает дворянская Москва? Круг этих проблем очень широк.

Это крепостное право и взаимоотношения между господами и их крепостными, просвещение и семейное воспитание, понимание гражданского долга, честь и человеческое достоинство, отношение к государственной службе, преклонение перед заграничными модами и отношение к национальной культуре.

К вопросам, касающимся политики, нравственности, культуры, то есть ко всему тому, чем живет страна, фамусовское общество и Чацкий не просто подходят по-разному – их позиции резко противоположны, и этим подтверждается идейное расслоение дворянства: ведь Чацкий воспитан в доме Фамусова, он тоже московский дворянин, но его конфликт со старой Москвой не может закончиться миром: он отвергает все старые порядки, объявляет им войну. Именно все! Уступок он не допустит.

Ни в чем не уступит ему и общество Фамусова: убеждения Чацкого грозят подорвать сами основы существования этого общества.

И неважно, что “век минувший” представлен многими людьми, а от имени “века нынешнего” выступает один Чацкий. Мы узнаем, что у него есть сторонники, его взгляды разделяет вся передовая молодежь. Это от ее имени он провозглашает передовые идеи времени, идеи, во имя торжества которых вскоре выйдут на Сенатскую площадь декабристы.

Грибоедов, декабрист по убеждениям, в своей комедии столкнул два века лицом к лицу, причем позиции сторон раскрываются в живых, эмоциональных, как будто даже случайных столкновениях. Но разве можно внушить Фамусовым, скалозубам, хлестовым, что крепостное право аморально, что крепостные Зефиры и Амуры, черная “арапка-девка” – такие же люди, как их хозяева?! А Молчалину можно ли объяснить, что такое человеческое достоинство; разве сумеет он понять, что “угождать всем людям без изъятья” унизительно для свободной человеческой личности?

А кого, кроме Чацкого, волнует, что “французское” воспитание, “смешенье языков” разрушают русскую культуру; кого удастся убедить, что “французик из Бордо” не должен чувствовать себя в России, как в своей провинции, а “умный, добрый наш народ” заслуживает лучшей участи?! Какой Фамусов поверит, что государственная служба – это возможность “служить делу, а не лицам”, что стыдно работать по принципу: “Подписано – так с плеч долой”?!

Пламенные речи Чацкого вызывают гнев, ненависть к нему, бессильную ярость. Почему бессильную? Казалось бы, охранителей старых порядков много и в спорах с Чацким они должны чувствовать себя уверенно: он один, по крайней мере один в доме Фамусова, и вынужден будет отступить.

Это так, но очень неуютно в предгрозовой атмосфере сторонникам отживших старых порядков. Отсюда и оружие обреченных – сплетня, клевета, ложь. А Чацкий оскорблен, но не сломлен. Он борется смело, открыто, и ни за что не сдается.

Вынужденный отступить, он уйдет со сцены несломленным.

Да, участь Чацкого драматична: “он передовой воин, застрельщик и всегда – жертва” , но жертва, которой суждена победа в будущем. Жизнь подтвердила этот вывод. Все проблемы, поставленные в “Горе от ума”, решены Историей в пользу Чацкого и его сторонников.




Эпоха возрождения произведения.
Сейчас вы читаете: Проблематика комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”