Обобщающее значение образа Ярославны для образа русской женщины

Вую мировую войну чувства русских женщин хорошо выразила известная поэтесса того времени – Т. Л. Щепкина-Куперник в стихотворении “Песня над рубашкой”. Женщина шьет рубашку для бойца, ушедшего на фронт, вплетая в свою работу всю свою тоску и печаль; в ее работе “все жаркие слезы зашиты, все тревоги бессонных ночей”. Не отзвук ли это вечного плача красавицы Ярославны: “О, Днепре Словутичу!. Взлелей, господине, мою ладу ко мне, а бы не слала к нему слез на море рано!”?. В эпоху Великой Отечественной войны это чувство, эту тоску отразили

в своих стихотворениях современные нам поэты. В суровые дни войны сотни, тысячи женщин, по-разному выражая свою любовь, свою печаль и тревогу, по-разному переживали горе княгини Ярославны. Эта любовь, эта страстная вера в то, что сила любви спасет дорогого воина и поможет ему вернуться, давала бойцам силы. Об этом пишет Платон Воронько в своем стихотворении “Ярославна”:
– Спасибо, что ты, Ярославна,
– сказала: “Иди, коль идти!
– Иди, не смотри на приметы, –
– их много на ратных путях!”
– О верная, нежная, где ты
– в овеянных бурей годах?
– Где б ты ни была, неустанно
я слышу рыданье твое.
– Спасибо тебе, Ярославна
– Стихотворение: Отзвуки войны.
Любовь Ярославны помогла Игорю бежать из плена. Ярославна дождалась своего Ладу – в этом жизнеутверждающая сила ее образ”, рождающая в читателе веру в счастливый исход событий, в силу любви, творящей чудеса. Этим этот образ дорог и нам. К нему обращаются и будут обращаться художники русского слова. Интересно проследить, как трансформируется тема плача Ярославны в стихах советской поэтессы Наталии Болотовой. В стихотворении “Слово” она пишет: Одинокая кукушка куковала на заре весенней жизпи утром, плакала княгиня Ярославна сиротою на стенах Путивля. Вдаль душой рвалась к реке Каяле, чтобы смыть на теле мужа раны, Ветер, Днепр и Солнце заклинала быть добрее к воинам родного! . Если враг, и хищный и жестокий, вновь нагрянет на мою отчизну, я не стану одиноко плакать, я не буду в горечи томиться.
– Я надену шлем с звездою красной,
– тонкий стан теснее опояшу,
– в руки девичьи возьму винтовку,
– в бой пойду с своим любимым рядом.
– Я не стану слезные моленья
– к солнцу посылать, к воде и к ветру.
– Знаю я: сильна моя отчизна –
– подчинит себе она стихию,
– крылья сильные мне даст для битвы.
– Дерзким кречетом взметнусь в простор широкий,
– лебедем разрежу воды моря,
– гордо в бой вступлю я с вражьей силой!.
Образ русской женщины, созданный гениальным поэтом XII в., запомиг. ается, живет в сознании читателя, заставляет думать о нем, любить его. Древнерусская литература оставила нам, кроме Ярославны, замечательные образы русских женщин: красавица, любовь и ласку которой забывает в пылу битвы буй-тур Всеволод, но не забывает упомянуть о ней автор “Слова”; верная мужу княгиня Евпраксия в повести о взятии Батыем Рязани (она не захотела пережить мужа, убитого татарами, и предпочла смерть позору); мудрая дева Феврония; мужественная подруга огпепального протопопа Аввакума Анастасия Марковна. Гениальный автор “Слова о полку Игореве” сумел первым увидеть и показать их в поэтическом образе Ярославны, и хочется сказать вместе с поэтом:
– v Пусть же никогда не зарастает
– v Торный путь к порогу твоему!
Наряду со славистической традицией изучения “Слова”, весьма обширной и разносторонней, в русской науке давно уже сложилась менее известная, но важная и самостоятельная тюркологическая традиция изучения этого произведения, на которой нам следует в данном случае остановиться несколько подробнее. Основой этой традиции является тот исторически закономерный факт, что именно в “Слове” в большей мере, чем в каком бы то ни было другом произведении древнерусской литературы, наблюдаются древнетюркские лексемы и символы.
– Снова дует неистовый ветер,
– быть кровавому злому дождю.
– Сколько дней, сколько длинных столетий
– я тебя, мой единственный, жду!
– Выйду в поле – то едешь не ты ли
– на запененном верном коне?
– Я ждала тебя в древнем Путивле
– на высокой на белой стене.
– Я навстречу зегзицей летела,
– не страшилась врагов-басурман!
– Я твое богатырское тело
– столько раз врачевала от ран!.
– . Снова ветер гудит, неспокоен,
– Перевод украинского В. С. Рождественского


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Жанровое разнообразие народных песен.
Сейчас вы читаете: Обобщающее значение образа Ярославны для образа русской женщины