“Егор Булычов и другие” (“драматическая эпопея о времени и человеке”)

В первые десятилетия жизни молодого советского государства, в эпоху острейшей борьбы двух миров, театр, по, мысли Горького, должен взять на себя обязанность “возбудителя. классово-революционных эмоций.”. Театр наших Дней, писал он в 1932 году, призван с предельной ясностью обнажить социальные мотивы драм и коллизий недавнего прошлого.
“Егор Булычев и другие” (1931 г.) – первая пьеса этого незавершенного эпического замысла Горького. Символично ее раннее название – “Накануне”, то есть накануне событий февраля – октября 1917 года. Дрогнула под натиском революции казавшаяся неприступной цитадель буржуазного государства. Искры сомнения в прочности, силе, справедливости всех жизненных устоев опалили душу “властелина века”, российского купца. Егор Булычев, герой одного из самых совершенных драматических созданий зрелого Горького, возвысился до понимания порочности и хлипкости столь привычного уклада, повел себя “несообразно традициям класса”, пытаясь жестоко осмеять и унизить их.
Все подвергается сомнению и осмеянию Булычева – Бог и царь, власть мирская и духовная, собственное миллионное дело, семья и окружение – все! Бунт Егора Булычева – это не стихийное желание Антипы (“Зыковы”) сокрушить зло жизни, прислониться хотя бы в конце пути к хорошему; это и не унылая рефлексия разочарованного скептика

Букеева (“Яков Богомолов”); далек он и от романтических порывов Мастако-ва “украсить жизнь строением” (“Старик”) – нет, это нравственный, моральный, это политический бунт духовно прозревшего человека, усомнившегося в силе своего недавно еще всемогущего класса.
Егор Булычев вступил в единоборство со множеством врагов. Он поднял бунт против самого себя. Он говорил, что не на той улице жил, прошел мимо настоящего дела. Восстал Булычов и против самой смерти: “За что, смерть?!” Поп Павлин, умный, лукавый фарисей, смиренно-мудрый защитник Отечества и престола – один из главных и сильных противников Егора. Спор с ним ведется до последних дней жизни Булычо-ва. Подобно Сатину в “На дне”, Егор сокрушает утешительство Павлина, его призывы к смирению и покорности. В ответ на привычное заклинание отца церкви: “Роптать – величайший грех. Надобно с тихой душой и покорно принимать возмездие за греховную нашу жизнь”,- Булычев разражается гневной страстной отповедью: “Ты примирился, когда тебя староста обидел? Ряса – это краска на тебе, а под ней ты – человек.”
В спорах-поединках с управляющим Башкиным Булычев громит бездушную, бесчеловечную, “вороватую” природу ка – питала: “И воруешь – не ты – рубль ворует”,- бросает он ошеломленному Башкину. Надвигающаяся революция – та скрытая сила, которая завязала все драматические узлы в пьесе. Одни герои, такие, как Шурка, радостно ждут ее; другие – Башкин и Достигаев – спешат урвать кусок пожирнее. Животный страх испытывает игуменья Мелания перед пробуждающимся сознанием народа: “Чернь бунтуется. Копосов-ские бабы в лицо мне кричали, мы. народ! Наши мужья, солдаты – народ!”-в ужасе рассказывает она Булычеву. Полицейские боятся носить форму – “крысы” (так называет их Егор) бегут с тонущего корабля. Революция – будет! – разносится по всему булычовскому дому. Мучительный и вместе с тем какой-то застенчивый интерес вызывают у Егора люди, которые делают революцию. Их гимн “Отречемся от старого мира.” напоминает ему молитву (что-то строгое и чистое). Рабочие будут управлять государством? Пропьют! А вдруг – не пропьют? – ив посл




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Виды обеспечения компьютерных программ.
Сейчас вы читаете: “Егор Булычов и другие” (“драматическая эпопея о времени и человеке”)