Образ Луки в пьесе М. Горького “На дне”

Лука – самый сложный образ в пьесе М. Горького “На дне”. Именно с ним связан основной философский вопрос произведения: “Что лучше: истина или сострадание? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?”
До появления в ночлежке Луки отношения двух групп персонажей складываются явно в пользу “бесчувственных” правдолюбцев: так, Барон по-хамски ведет себя по отношению к Насте, заставляет ее провести уборку ночлежки вместо себя (в этом “общежитии” налажена система “дежурств”); малосимпатичный Бубнов грубо отмахивается от жалоб Анны и КЛеща (“шум – смерти не помеха”). В целом, “мечтатели” мучаются, они зависимы, жаждут сострадательной доброты, но не находят сочувствия у сторонников “правды факта”. Такое сочувствие они найдут у странника Луки.
Этот человек прежде всего добр: он снисходителен к слабостям, терпим к чужим грехам, отзывчив на просьбу о помощи. Еще одна привлекательная черта Луки – его неподдельный интерес к жизни, к другим людям, у каждого из которых он способен разглядеть индивидуальную “изюминку” (кстати, странничество и интерес к “чудинке” – общие черты Луки и героя-повествователя ранних горьков-ских рассказов). Лука вовсе не навязывает другим своих взглядов, не горит желанием делиться жизненным опытом с первым встречным или демонстрировать свой незаурядный ум. Вот почему он не пытается “обратить в свою веру” Бубнова и Барона – им он попросту не нужен, а “навязываться” – не в его характере.
Нужен же он “страдальцам”: это им необходимо утешение и ободрение – своеобразная анестезия от жизненных бед и стимулятор интереса к жизни. Подобно опытному психоаналитику, Лука умеет внимательно слушать “пациента”. Интересна тактика его духовного “врачевания”: чтобы утешить собеседника, он не придумывает никаких собственных рецептов, но лишь умело поддерживает сложившуюся у каждого из них мечту (повторим еще раз девиз Луки: “Во что веришь, то и есть”).
В этом отношении особенно интересны его рекомендации Актеру. Актер – герой веры, а не правды факта, и утрата способности верить окажется для него смертельной (это случится после ухода Луки из ночлежки).
Впрочем, до вынужденного ухода Луки самочувствие ночлежников заметно улучшается: у большинства из них крепнет вера в возможность жить лучше, кое-кто уже делает первые шаги на пути к обретению человеческого достоинства. Лука сумел вдохнуть в них веру и надежду, согрел их души своим сочувствием. Обезоруживающее действие не просветленной добром “правды” Бубнова и Барона на время нейтрализовано. Несколько смягчается по отношению к товарищам по несчастью даже сам Бубнов (в последнем действии он пригласит “сожителей” разделить с ним немудреную трапезу); лишь Барон, пожалуй, остается неисправимым циником и мизантропом.
Именно Барон – наименее симпатичный из ночлежников – пытается разоблачить Луку как “шарлатана” и обманщика в последнем действии пьесы. Здесь важно заметить, что с момента исчезновения Луки до времени последнего действия проходит немало времени (судя по “метеорологическим” ремаркам, около полугода). Выясняется, что пробужденные в душах ночлежников надежды оказались непрочными и уже почти угасли. Возвращение к прозаической реальности тяжело переживается вчерашними “мечтателями” (особенноболезненно реагирует на новую ситуацию Актер). Виновником своего тяжелого отрезвления некоторые ночлежники склонны считать Луку.
Казалось бы, Барона должен был поддержать в его обличениях вчерашний противник Луки Сатин. Но происходит неожиданное: Сатин вступается за Луку и произносит гневную отповедь Барону: “Молчать! Вы все скоты! .молчать о старике! (Спокойнее.) Ты, Барон, всех хуже!. Ты – ничего не понимаешь. и- врешь! Старик- не шарлатан! Что такое – правда? Человек – вот правда! Он это понимал. вы – нет!” Внешне мотивированный “защитой” Луки и спором с Бароном, монолог Сатина перерастает свои функциональные рамки. Он становится компактно изложенной декларацией – декларацией иной, чем у Луки (но и резко отличной от бубновской) жизненной позиции.
В финале пьесы ночлежники пытаются “судить” Луку, но автор устами Сатина отказывает им в этом праве. Горький создает сложный, противоречивый, чрезвычайно неоднозначный образ. С одной стороны, именно Лука – наиболее интересная среди персонажей пьесы личность, именно он “будоражит” ночлежников и дает импульс пробуждающемуся сознанию Сатина. С другой стороны, его сильные стороны (доброта, снисходительность, субъективное желание помочь другим) оборачиваются роковыми последствиями для “слабых духом”. Правда, вина за это в большей мере падает на самих ночлежников. Горькому удалось вскрыть одну из самых опасных и болезненных черт “босяцкого” сознания и психологии социальных низов в России: неудовлетворенность реальностью, анархический критицизм по отношению к ней – и вместе с тем зависимость от внешней помощи, слабость к посулам “чудесного” спасения, полную неготовность к самостоятельному жизненному творчеству.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Характеристика ахілла.
Сейчас вы читаете: Образ Луки в пьесе М. Горького “На дне”