Сатирическое изображение чиновничества и помещиков в поэме “Мертвые души”

Кто не сделался прежде всего человеком, тот плохой гражданин.
В. Г. Белинский
В своей поэме Гоголь светом сатиры беспощадно бичует чиновников. Они как коллекция странных и неприятных насекомых, собранная автором. Не очень привлекательный образ, но разве приятны сами чиновники? Если вспомнить, что все эти “государственные мужи” состоят на службе; если вспомнить, что Гоголь описал провинцию (где картина государства наиболее типична); если вспомнить, что Гоголя очень критиковали (что ярче всего показывает правдивость поэмы, несмотря на весь гротеск) за его произведение – становится поистине страшно за Россию, за то, в каком виде она существовала. Рассмотрим поближе эту жутковатую коллекцию.
Россия всегда делилась современными критиками на две части: крестьянство, народ, и помещики с чиновниками. Сюда надо бы добавить третий слой, в то время еще нарождающийся; его представитель – Чичиков. Он – как бледная поганка, вырастающая на телах рушащихся в небытие помещиков. Но в самом ли деле помещичий и чиновничий слой был обречен? Ведь государство существовало, и вроде бы неплохо.
Что же представляет собой городское общество? В его описании Гоголь использовал один, но очень яркий образ: чиновники “. мелькали и носились врозь и кучами тут и там, как носились мухи,. а воздушные эскадроны., поднятые легким воздухом, взлетают смело, как

полные хозяева . не с тем, чтобы есть, но чтобы только показать себя.” Одним сравнением Гоголь сразу показывает великую Пустоту, Пустоту с большой буквы, царящую в умах и душах чиновников.
Что же представляют из себя помещики и чиновники в отдельности? Начнем с “государственных мужей”, находящихся на службе, олицетворяющих государственную власть; от которых зависит жизнь народа.
Прокурор. Его “молчаливость” и “серьезность”, принимаемые всеми за признак большого ума, есть всего лишь свидетельство того, что ему просто нечего сказать. Видно, что он – самый большой взяточник: весть о “мертвых душах” и волнения, связанные с ней, настолько потрясают его, что он, не выдержав огромного, всепоглощающего страха . умирает.
Вот председатель палаты. Он “весьма” рассудительный “любезный человек”. Все! На этом его характеристика и заканчивается. Ничего не сказано ни об увлечениях, ни о склонностях этого человека – говорить просто не о чем!
Почтмейстер немногим лучше остальных. Только на время карточной игры на его лице изображается “мыслящая физиономия”. В остальное время он “речист”. Но и о содержании речей ничего не сказано. Очевидно, за ненадобностью.
Не следует думать, что между помещиками и чиновниками есть важные различия. И те, и другие наделены властью, приносящей деньги.
И у тех, и у других высокое положение в обществе. И у тех, и у других гнетущий вакуум в умах и душах. Они – две стороны одной медали, точнее, фальшивой монеты с именем “паразитизм”. Городскую жизнь обитателей города мы уже видели. Обратимся теперь к деревне.
Чичиков последовательно посещает в поэме четырех помещиков. Визит к Манилову показывает высшую степень пустоты и никчемности. Манилов, о котором можно сказать, что его хобби – мечты – превратилось в “профессию”, довел свое хозяйство до такого состояния, в котором все рушится от воздушной ветхости и шаткости. О дальнейшей судьбе Маниловки и имения можно догадаться: они будут заложены, если раньше не развалятся.
Коробочка и Плюшкин. Это две ипостаси одного и того же явления: бессмысленного и алчного накопительства. Эта алчность доведена до абсурда: Коробочка и Плюшкин различаются лишь величиной самого мелкого и никчемного предмета, притаскиваемого в дом, в сундуки, вообще “внутрь”. И у Коробочки, и у Плюшкина – полнейшая закрытость и изолированность от мира, у одной выражающаяся в глухом заборе и цепных собаках, в безвылазном сидении дома; у другого – в мизантропизме, ненависти ко всем потенциальным расточителям, как следствие – ко всем людям. Хозяйство Плюшкина – уже разваленные останки; хозяйство Коробочки – “крепость”, готовая заплесневеть и провалиться внутрь себя.
Собакевич – крепкий хозяин. Похоже, что именно его хозяйство – крепкое, хотя неотесанное, дубовое – продержится дольше всех. Крестьяне живут относительно сытно. Хотя мы не знаем, так ли это – о крестьянах Собакевича мы знаем только по их жилищам – серым, но крепким избам. Можно догадаться, что Собакевич держит своих крестьян в строгой дисциплине. Кто может гарантировать, что в какой нибудь неурожайный год крестьяне не взбунтуются и не сметут Собакевича с его семейством и имением? Русский бунт будет тем более бессмыслен и беспощаден, что к нему наверняка присоединятся крестьяне из Маниловок, Вшивых Спесей и других сел.
И вот – Чичиков, по должности – чиновник, по намерениям – помещик, по натуре – лукавый раб, унижающийся перед нужным человеком. “Приспособляясь, люди хотят сохранить себя, и в то же время теряют себя”, – сказал русский писатель эссеист М. И. Пришвин. Это очень похоже на Чичикова. Глядя нате маски, под которыми скрывается Чичиков, еле еле можно увидеть его истинное лицо подлеца и приспособленца. Но неудачи, преследующие его, есть неизбежное следствие его махинаций, направленных против людей.
Что же касается той обстановки, в которой появились такие уродливые персонажи, то они и формировали ее, подстраивали под себя. Среда же, затхлая и темная, делала все новых и новых чиновников и помещиков, служащих ей. Разорвать этот порочный круг могла только революция, в конце концов и свершившаяся уже после 1861 и 1905 годов.
Итак, где же будущее России, которому в конце концов предстоит взойти и цвести? Уже ясно, что это ни помещики, ни Чичиков, – последний даже не имеет своего четкого лица, он, скорее, исключение; ни чиновники, подмявшие под себя власть и закон. Народ, русский народ, который поднимется, почувствовав, наконец, свободу, частью которого является и интеллигенция, и часть действительно по хорошему цепких, деловых людей, – это и есть Россия, мы и наше будущее.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Материнская плата шпоры.
Сейчас вы читаете: Сатирическое изображение чиновничества и помещиков в поэме “Мертвые души”