О наружности Нежданова

Известные нам творческие рукописи “Братьев Карамазовых” представляют или самые ранние, разрозненные наброски, сделанные задолго до основной работы, или (главным образом) подготовительные записи к отдельным главам непосредственно перед их написанием. Поэтому мы не имеем возможности судить о том, как происходила обычная для Достоевского смена планов и редакций в истории создания его последнего романа.
Каков же был характер черновых набросков Достоевского-романиста? Подавляющее большинство их (за исключением диалогов, о чем мы скажем ниже) не похоже на то, что можно назвать творческими “заготовками”. Очень немногие черновые записи (кроме диалогов) предназначались для того, чтобы непосредственно войти в текст произведения. Достоевский почти никогда не делает записей, даже конспективных, по поводу пейзажей, обстановки действия или внешнего облика своих персонажей. Если сравнить его наброски с подготовительными материалами к романам Тургенева, разница окажется очень выразительной.
Так, например, автор “Нови” составляет формулярный список действующих лиц, которые совершенно определенно сложились в его сознании. В список заносятся фамилия, имя, отчество, год рождения героя: “Нежданов, Алексей Дмитриевич, р. 1843 ?г., 25 лет”. Далее описывается социальное происхождение, внешний облик персонажа, черты его характера, особенности

биографии, взгляды. О наружности Нежданова сказано: “Удивительно белая кожа, руки и ноги самые аристократические”. О Маркелове: “Наружность: смуглый, черноглазый, курчавые черные волосы. Лицо угрюмое, взгляд как бы сонный, энергическое упрямое выражение в носе несколько крючковатом, широких правильных губах. Руки жилистые – весь жилистый. Голос – бас отрывистый” 9. Подобных характеристик не бывает в записях Достоевского, и не только потому, что портреты у него большей частью созданы по иному принципу, чем у Тургенева. Вообще ни в каком виде портретных зарисовок в черновиках Достоевского нет. Иногда только появляется заметка для памяти, что в данном случае следует создать портрет, но и это – редкость. Такова, например, запись к “Подростку”: “Связь Его с женою графа. (Старый джентльмен, портрет)” (ЛН, т. 77, 69). Или, когда речь идет о визите Подростка к Надежде Прокофьевне (Сусловой), отмечен ее “симпатический взгляд” (112). Совершенно уникальной и очень обширной выглядит на этом фоне следующая запись к “Бесам”: “Я не стану описывать красоты, скажу только: блондинка – высокая очень блондинка, 2-е, что, может быть, она и не так хороша была. В ней были непоследовательность и беспокойство. В ней было ломание, много ломания,- но было и детство. Она извивалась, как вода ручейка, искала своего уровня” (11, 248).
Только намеками, в виде задания самому себе, говорится о необходимости описать обстановку того или иного события. Например: “Свидание и обстановку этого свидания, с подробностями а 1а Лев Толстой непременно” (ЛН, т. 77, 134). Приблизительно так же обстоит дело и с пейзажными зарисовками, за исключением лишь тех картин, которые исполнены особого, почти символического смысла. Но и на них в записях Достоевского только указано: “Рша1 романа. Все умерли. Подросток остался один. Смутно. Три дня сидел. Вышел вечером. Идея наживы тускла. Солнце закатывается над Невой. Жить хочется. Каждая травка молится” (124). В черновиках к “Преступлению и наказанию”: “И затем последняя глава: лето, пыль, известка, поручик-порох и проч., как можно гаже, пакостнее и прозаичнее” (ЛП, 542). “На Крестовск. только одно утро и росинки дождя, после росинок дождя,- естественная и психологическая потребность людей этой планеты” (ЛП, 536). “Выходит (Раскольников.- Л. Р.), и описание Петербурга. Прощание со всем этим светом, грусть. Великолепное описание и вдруг встреча раздавленного” (499).
В процессе обдумывания будущего произведения Достоевский все свое внимание посвящает четырем главным задачам: 1) углубленной и детальной разработке идейной проблематики, 2) созданию основных характеров и всей системы образов – персонажей, 3) сюжетной конструкции и 4) форме повествования.
Своеобразие Достоевского как художника-мыслителя, превращавшего идею в страстное чувство и логическое рассуждение в предмет высокой поэзии, состояло в постоянном стремлении точно формулировать мысли героев и идеи романа в целом. На всем протяясении творческой работы над “Подростком” Достоевский то и дело под специальными заголовками определяет главные идеи всего произведения, идеи отдельных частей (их основной пафос), идеи героев. Нередко под таким же названием – “идея” – фиксируются какие-то новые соображения автора по поводу содержания романа или его построения. Например: “Идея. Роль подростка: Лиза очаровала подростка, влюбила в себя до бешенства” (ЛН, т. 77, 106). Или: “ИДЕЯ: Не Васину ли он ночью (когда ребенок заснул) говорил про свое детство” (146). Такие заметки нужно строго отличать от предыдущих. Что же касается идеи всего произведения и идей героев, то здесь резкой границы часто не бывает, поскольку отдельные стороны того, что Достоевский называл “сутью романа”, выражаются нередко самими героями. В одной из записей к “Подростку” Достоевский отмечает ото как особенность своей творческой манеры: “Всю эту ТЕОРИЮ (т. е. влияние на жену) Он сам разъясняет во время дела и растолковывает читателю всю мысль романа, (.) в чем собственно мысль касается Его. И такое правило принять для всего романа, чтоб сами лица разъясняли и ЧТОБ ПОНЯТНЕЕ ВЫЛО” (80). Так, главная мысль романа о всеобщем разложении, когда “все врозь”, сформулированная вначале как авторская, вкладывается затем в уста Крафта. Идея о “беспорядке” выражается многими лицами и прежде всего Версиловым и Аркадием.
В обрисовке действующих лиц будущего романа Достоевский всегда сосредоточен на их идейной и социально-психологической характеристике. Мы уже упоминали о первоначальных заметках писателя о “хищном типе”, Федоре Федоровиче, подростке, Васине. То же относится и к другим образам: “Мать. Русский тип (огромный характер) и забитые, и покорные, и твердые, как святые” (173); “Оля – ангельский тип. Запуганные” (там же); “Затем Он – старый барский тип. Драгоценные черты скептицизма, благородства, неверия, ленивого атеизма, лени, либерализма, деспотизма” (172). Для Версилова создается и “Опыт биографии”: “Помещик и сын помещика, но не внук. Учился в русских и в германских университетах. Женился в ранней молодости (сведения о первой жене теряются).” и т. д. (99)




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Методы научно педогогического исследования..
Сейчас вы читаете: О наружности Нежданова