В своем романе автор рассказывает нам, как жили казаки привольно на Дону: работали на земле, были надежной опорой русским царям, сражались за них и за державу. Семьи их жили своим трудом, в достатке и уважении. Веселую, радостную, полную труда и приятных забот жизнь казаков прерывает революция. И перед людьми встала незнакомая доселе проблема выбора: чью сторону принять, кому верить — красным, обещающим во всем равенство, но отрицающим веру в Господа Бога; или белым, тем, кому служили верой и правдой еще их деды и прадеды. Но нужна ли народу эта революция и война? Зная, какие жертвы нужно будет принести, какие трудности преодолеть, народ, наверное, ответил бы отрицательно. Мне кажется, никакая революционная необходимость не оправдывает всех жертв, сломанных жизней, разрушенных семей. И вот, как пишет Шолохов, «в смертной драке брат идет на брата, сын на отца».
Даже Григорий Мелехов, главный герой романа, ранее противившийся кровопролитию, сам легко решает чужую участь. Конечно, первое убийство человека глубоко и больно поражает его, заставляет провести немало бессонных ночей, но война делает его жестоким. «Я сам себе страшный стал.В душу ко мне глянь, а там чернота, как в пустом колодезе»,- признается Григорий. Жестокими стали все, даже женщины. Вспомнить хотя бы сцену, когда Дарья Мелехова без раздумий убивает Котлярова, считая его убийцей своего мужа Петра. Однако не все задумываются над тем, ради чего проливается кровь, каков смысл войны. Неужели «на потребу богатым гонят на смерть»? Или же отстаивать права, общие для всех, смысл которых не очень — то понятен народу. Простой казак может только видеть, что война эта становится бессмысленной, ведь нельзя же воевать за тех, кто грабит и убивает, насилует женщин и поджигает дома. А такие случаи были как со стороны белых, так и со стороны красных. «Все они одинаковы.все они — ярмо на шее казачества», — говорит главный герой.
На мой взгляд, главную причину трагедии русского народа, затронувшей буквально каждого в те времена, Шолохов видит в драматизме перехода от старого, веками формировавшегося уклада, к новому строю жизни. Сталкиваются два мира: все, что было раньше неотъемлемой частью жизни людей, основой их существования, внезапно рушится, а новое еще нужно принять и привыкнуть к нему.
Еще не до конца разгадана тайна бессмертия великих творений человеческого разума и сердца. По-прежнему зачарованно смотрит мир на улыбку Джоконды, по-прежнему манит за собой загадочная «незнакомка», по-прежнему спорят критики о том, осуждает ли Шолохов своего Григория Мелехова или сочувствует ему. Не до конца еще разгадана тайна великих творений, но велик подвиг тех, кто сумел увидеть и запечатлеть вечное в современном, навсегда соединив их. К таким бессмертным творениям и относится роман Шолохова «Поднятая целина» — боевая, страстная книга о переломном этапе в истории нашей родины, о том, как в борьбе и муках с тяжелыми потерями рождается новое. С большим мастерством Михаил Александрович выводит в своем романе группу матерых врагов социалистического государства — есаула Полов-цева,...

поручика Лятьевского, кулака Островнова, Лапшинова, Бородина и других. Это кучка преступных отщепенцев, внутренне опустошенных и обреченных на разгром и гибель.
Но так ли просты эти, по замыслу Шолохова, обреченные, какими нарисовал он врагов? Ведь в 1937 году он писал: «Врагов у нас показывают плакатно и примитивно». Да, действительно, в романе все гораздо трагичнее и глубже. Вот перед нами встает Половцев: «Из-под крутого, волчьего склада, лысеющего лба он бегло оглядел комнату и, улыбчиво сощурив светло-голубые глазки, тяжко блестевшие из глубоких провалов глазниц, поклонился». Где Половцев, там льется кровь, готовятся убийства и диверсии, он вдохновитель мести и преступлений. Но при есем этом Половцев — смелый и умный враг. Он бесстрашно появляется в хуторе, зная, что за ним по пятам следуют работники государственной безопасности, смело идет на такой шаг, как убийство Хопрова. Он хорошо разбирается в людях, подобных Островнову, знает, как привлечь их на свою сторону. Половцеву не откажешь в природном уме, решительности, готовности погибнуть за свои идеалы.
И тем разительнее удивительная легкость, с какой он выдает в конце романа всех своих сообщников, понимая, что все равно будет расстрелян. Шолохова враги советской власти интересуют не только как враги, но и как люди, поэтому он видит, что Тит Бородин совсем не похож на Островнова или Лапшинова и Лятьевский совсем другого склада, нежели Половцев.
Яков Лукич Островнов по природе своей умный человек, любящий и умеющий трудиться. Его объяснения Давыдову, как вести хозяйство, не могут не подкупить, потому что за ними угадывается и в самом деле знающий человек. Губят Якова Лукича стремление к богатству и трусость. Автор показывает, как постепенно вырождается его герой: от убийства Хопрова он пришел к самому страшному и подлому преступлению — убийству своей матери. И лишь только заканчивается этот страшный путь вырождения, Шолохов сразу же и расстается со своим персонажем, исчерпавшим в себе остатки человеческого, что было заложено в нем от природы. Таков же и конец Половцева.
Казалось бы, абсолютно понятен образ Тимофея Рваного, соучастника убийства Никиты Хопрова, беглого ссыльного, покушавшегося на жизнь секретаря парторганизации. Но вот автор описывает его мертвым: «Он и мертвый был красив, этот бабий баловень и любимец, на не тронутый загаром, чистый и белый лоб упала темная прядь волос. И легкая тень улыбки запряталась в цветущих губах, всего лишь несколько дней назад так жадно целовавших Лушку». Чего больше в этих словах: торжества при виде поверженного врага или жалости при виде до поры оборванной жизни? Скорее — жалости. Так можно говорить только о жертве. Тимофей и был жертвой тех сил, что ввергли его в борьбу с народом, с самой жизнью.
Гуманизм писателя-коммуниста обязывает Шолохова до конца верить в хорошее в человеке, заставляя ненавидеть не людей, а те силы, которые их калечили. И только тогда становилась безоговорочной ненависть автора, когда личная злоба и жестокость персонажа окончательно губили в нем все человеческое, когда распад личности завершался, достигал своего предела.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Гражданская война и ее отображение в романе «Тихий Дон»