Идейная направленность драмы “Вильгельм Телль”

В кругу проблем, которые поднимает шиллеровская драма, главной есть проблема национально-освободительной борьбы угнетающих народов Европы против иностранных поработителей. В пьесе подпочвой проблемы является история Швейцарии XIV столетия, но, изображая героическую борьбу швейцарского народа за свою свободу и национальную независимость, Шиллер выразительно намекает на историческую аналогию между Швейцарией и современной драматургу Германией, которая в это время так же была раздроблена и фактически зависела от могучих соседей. Аналогия

была тем актуальнее, что, подобно австрийским оккупантам, которые беспощадно грабили швейцарские земли, армия Французской республики еще 1792 года, воспользовавшись разобщенностью немецких княжеств, их политической и экономической слабостью, оккупировала левый берег Рейна.
Именно поэтому драма “Вильгельм Телль” стала непосредственным откликом Шиллера на важнейшие задачи современности, его ответом на жгучую проблему объединения Германии и объединение сил народа перед угрозой иностранного порабощения. Именно поэтому современники Шиллера уже после его смерти восприняли эту последнюю из завершенных драматургических
работ художника как мужественный призыв к объединению Германии.
Из этих же причин своеобразной кульминацией и идейным центром шиллеровской драмы становится историческая сцена присяги повстанцев в горах близ озера Рютли, где крестьяне трех швейцарских кантонов создают союз для общего сопротивления иностранному насилию. Именно в этой сцене и звучит призыв, который становится главной идеей всего произведения – призыв к объединению всего народа для борьбы за свою национальную свободу и независимость. Ради этой большой цели, ради блага родины нужно забыть взаимные распри и образы, отказаться от личных амбиций, ведь, только объединив усилие, можно одержать победу. Эту мысль Шиллер ярко делает более выразительным в сцене встречи на лужайке Рютли, где собрались представители швейцарских кантонов, двух крестьян, которые только что судились за границу, но ради освобождения Швейцарии они забыли о своих распрях:
А это наш Рединг, старшина бывший.
“Мейер: Его я знаю. Он мой неприятель
В старом иске – за грунт сопредельный.
Перед судом мы, Рединг, враги.
“А здесь – мы друзья”(“Пожимает ему руку”.)
Призывая соотечественников к консолидации и сопротивлению иностранным поработителям, к единым, в конце концов революционным лозунгам действий, Шиллер вместе с тем полемизирует с идеями Французской буржуазной революции, которые оказались для него невоспринятыми. Как делал замечание профессор Ф. П.Шиллер, “создав драму, посвященную освобождению народа от чужеземных угнетателей силами самого народа, Шиллер сознательно подчеркивает разность характера и результатов этого народно-демократичного освобождение от тех результатов, к которым привела Французская буржуазная революция, – к бесконечным войнам, к завоеванию чужих земель, к лишению свободы и независимости более слабых народов”.
Вместе с тем захватнической политике французской революционной идеологии Шиллер противопоставляет в своей драме идеалы патриархальной народной демократии, которые подчеркивает в образах предводителей восстания. Призывая швейцарцев к вооруженному выступлению, они, во-первых, не стремятся к каким-то территориальным посягательствам на земле своих соседей, а лишь отстаивают законное право на собственную свободу и равные права ее законных жителей, унаследованные ими от деда, прадеда и грубо затронутые австрийскими завоевателями. Во-вторых, в отличие от идеологов Французской буржуазной революции, руководители швейцарского восстания не стремятся к единоличному первенству и высочеству, решают важные вопросы совместно, по взаимному согласию. Патриархальный демократизм швейцарцев, в конце концов, обнаруживает себя и в том, что они натянуто прибегают к насилию, т. е. вооруженному сопротивлению, но при этом не проливают реки крови, как французские революционеры, и, кроме того, почтительно относясь к прадавним традициям и обычаям, сохраняют согласие и взаимоуважение между социально неравными прослойками общества.
Поднимая вопрос и конфликты, актуальные для тогдашнего исторического развития Германии, проблематика шиллеровской пьесы далеко не исчерпывает ими своего художественного и исторического значения. Характеризуя проблематику и идейную направленность драмы Шиллера “Вильгельм Телль”, И. Франко справедливо отмечал, что пьеса эта “современная для каждого времени и каждого народа, который стонет под чужим политическим и общественным гнетом и желает из под его выбиться на волю”.
Персонажи драмы. Приступая к написанию пьесы, Ф. Шиллер поставил перед собой требование “наглядно и убедительно показать на сцене целый народ”, который, по замыслу драматурга, должен был стать главным действующим лицом его произведения. В своем стремлении срисовать широкие народные массы и создать обобщенные народные характеры драматург опирался на шекспировские традиции. “Шекспир смело выхватывал несколько фигур, я бы сказал, несколько глав из массы, чтобы они представляли весь народ, и они в самом деле представляют весь народ – такой удачный его выбор”, – писал он Гете 7 апреля 1797 года.
Ф. Шиллер назвал своего “Вильгельма Телля” “народной драмой”, и это действительно так, ведь его пьеса есть беспрецедентной как за количеством введенных в сценическое действие индивидуализированных образов из народа, так и с обзора на общее количество обозначенных самим автором персонажей. В списке действующих лиц пьесы – 47 персонажей (не считая безымянных участников массовых сцен – крестьян и австрийских воинов), из которых 36 – это образы крестьян и других неимущих прослоек трех швейцарских кантонов, которая охватывает действие пьесы. Все персонажи шиллеровской драмы четко делятся на два лагеря, первый из которых – это вражеский лагерь, представленный австрийцами и их наемниками, которые жестоко притесняют швейцарский люд, а второй – патриоты-швейцарцы, которые добиваются свободы и независимости родного края.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Выхожу один я на дорогу восприятие.
Сейчас вы читаете: Идейная направленность драмы “Вильгельм Телль”