Позиция автора в поэме “Двенадцать”

Поэма предельно четко высветила политическую позицию автора. Однако процесс создания поэмы был сложен, и Блок, хотя и слышал “гул” и “музыку” революции и вокруг и в самом себе, не всегда умел разобраться в водовороте событий, но уже не мог откладывать “переплавку” политики и истории в поэтическую ткань. Мысли о революции, с которыми Блок вступал в поэму, сформулированы в его статье “Интеллигенция и революция”: “Почему дырявят древний собор? Потому, что сто лет, здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой. Почему валят столетние парки?- Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему – мошной, а дураку – образованностью.”. Эти мысли Блока проливают свет на его оценку и восприятие стихии взбунтовавшихся масс. Поэт не только с восторгом принимал революционный пафос народа (“Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем”), но понимал и даже видел некую необходимость анархического “возмездия” в действиях “гуляющей голытьбы”. Драма Катьки и Петрухи составляет один из главных конфликтов в социально-историческом содержании поэмы. При анализе поэмы обратим особое внимание десятиклассников на новое решение характерной для Блока интимной истории простого человека, один из вариантов которой дан им в стихотворении “На железной дороге”. Тема трагической любви лирических персонажей “Двенадцати”, тема “преступления” нечаянного убийцы сплетены в поэме с ненавистью и мщением угнетателям, старому миру. Мотив интимный – ревности и любовной измены переплетается с социальным – местью за предательство общего дела. Ведь и Ванька “был наш, теперь солдат”. Революционный вихрь усиливает драматизм события. Судьба Катьки переплетается с историей двенадцати – она полноправная блоковская героиня. Исследователи поэмы отмечали, что этот образ при всей жизненности, реалистичности свидетельствует об удивительном видении поэтом света и красоты: – Запрокинулась лицом, – Зубки блещут жемчугом. – Ах ты, Катя, моя Катя, – Толстоморденькая. Блока это видение поразило своей неизбывной жизненной силой, наивностью, чистотой. Отвергая неудачный, с его точки зрения, рисунок героини, он писал художнику Ю. П. Анненкову, первому иллюстратору “Двенадцати”: “Катька – здоровая, толстомордая, страстная, курносая русская девка; свежая, простая, добрая – здорово ругается, проливает слезы над романами, отчаянно целуется. (здоровая и чистая, даже – до детскости)”. И вместе с тем она органически “дочь России”, и если ее не назовешь “дитя Революции”, то уж, по крайней мере, она “прямое” порождение вихревой революционной стихии. Как же возник конфликт Петрухи и Катьки и какие социальные мотивы он должен выразить? Если Читатели это поймут, многое для них прояснится в восприятии стихии революции у Блока. При определенном социально-духовном родстве с двенадцатью Катька воплощает иные стороны разбушевавшейся стихии (“С юнкерьем гулять ходила – с солдатьем теперь пошла?”). Эти социальные слои враждебны тем силам, которые “вдаль ведут” двенадцать, и Ванька с ними теперь. Собственно, в трагическом конце, невольной гибели Катьки, в том, что “загубил сгоряча”, есть железная логика революционных ритмов, единственный выход для глубоко страдающего Петрухи. И об этом напоминают ему товарищи: – Не такое нынче время, – Чтобы няньчиться с тобой! – Потяжеле будет бремя – Нам, товарищ дорогой! Слова сурового утешения и дружеского упрека не в силах утешить Петьку. Эта картина полна динамизма, стремительно нарастающих событий, пронизана острой непосредственной болью от невозвратной потери, гибели полного сил и близкого человека. В интонации человеческой скорби предугадывается поэтом страшная неизбежность жертв в борьбе, ожидающей красногвардейцев на их сложном пути в будущее. Читатели приходят к мысли, что в трагической гибели Катьки от случайной пули Петрухи есть своя социальная и нравственная закономерность. Смерть героини становится для героев великой проверкой способности пройти и через это испытание, знаменует освобождение красногвардейцев и от подстерегающей их измены старого мира, и от последнего влияния анархически необузданной стихии. Не случайно именно в те минуты, когда надо найти великие силы и преодолеть трагедию, переступить через эту потерю, через эту любовь, возникает в поэме мотив революционной сознательностию Борьба с необузданной стихией возвышала, очищала, воспитывала массы, поднимала их до новой “святости”, как понимал ее Блок (“Идут без имени святого”). И здесь поэту, несмотря на его противоречия, удалось воспроизвести трудноуловимую духовную правду эпохи. В поэме Петруху трудно отделить от его товарищей – они идут “все двенадцать вдаль”. Но его личная тема и личная драма чрезвычайно важны для поэта: недаром вся VII глава-диалог Петрухи с товарищами, а VIII-его Трагический, надрывный монолог. Перечитав в классе эти строки, отметим, что конец этого монолога-страшный вопль “души человеческой”. Читатели подводятся к выводу, что процесс рождения социалистической личности, ее разрыв с прошлым исполнены драматизма. “Скучно!” в этом коротком стихе-вопле сконцентрирован весь многозначительный итог трагедии. Таким образом, и здесь в центр поэмы поставлена личность, судьба простого человека.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Процесс обучения.
Сейчас вы читаете: Позиция автора в поэме “Двенадцать”