Сюжеты “маленьких трагедий”

Разнообразие и богатство материалов объединялись стремлением к строгой правде взгляда, к пониманию всего окружающего мира. Понять же – для Пушкина означало постигнуть скрытый в событиях их внутренний смысл. Не случайно в написанных в Болдине “Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы” Пушкин обратился к жизни со словами: Я понять тебя хочу, Смысла я в тебе ищу. Смысл событий раскрывает история.

В Болдине было закончено значительнейшее произведение Пушкина, над которым он работал семь с лишним лет, – ” Евгений Онегин”.

В нем Пушкин достиг еще неслыханной в русской литературе зрелости художественного реализма. Типичность характеров сочетается в романе с исключительной многогранностью их обрисовки.

Благодаря гибкой манере повествования, принципиальному отказу от односторонней точки зрения на описываемые события, Пушкин преодолел разделение героев на “положительных” и “отрицательных”.

Если “Евгений Онегин” подводил черту под определенным этапом поэтической эволюции Пушкина, то “маленькие трагедии” и “Повести Белкина” знаменовали начало нового этапа. В “маленьких трагедиях” Пушкин в острых

конфликтах раскрыл влияние кризисных моментов истории на человеческие характеры. “Повести Белкина” были первыми законченными произведениями Пушкина-прозаика. Вводя условный образ повествователя Ивана Петровича Белкина и целую систему перекрестных рассказчиков, Пушкин проложил дорогу Гоголю и последующему развитию русской прозы. Для осмысления новых вопросов Пушкину оказались удобными давно задуманные сюжеты “маленьких трагедий” , неслучайно из них были реализованы те, в которых человек со всеми со всеми своими страстями противостоит таинственной и может быть бессмысленной стихии бытия . “Скупой рыцарь”. О значении денег, богатства в жизни человека Пушкин как никогда много размышлял именно в Болдино, куда он приехал из-за денег.

Видимо, эти размышления Пушкина дали творческий импульс к созданию трагедии “Скупой рыцарь”. В самом названии, построенном как оксюморон , содержится главная тема первой “маленькой трагедии”.

Трагедия в трех сценах. Первая – рыцарь Альбер, бедный, нуждается в деньгах для ремонта доспехов; презирая деньги и ростовщиков, он вынужден просить у ростовщика-еврея продлить долг и дать еще взаймы денег. Кульминация действия этой сцены – предложение ростовщика Альберу отравить отца, богатого старого барона. Альбер гневается, то разным мелочам его поведения можно судить, что он действительно желает смерти отца.

Вторая сцена целиком посвящена антиподу Альбера – его отцу Барону. Вся сцена представляет собой монолог барона над золотом в подвале.

Пушкин показал бездонную сложность скупости как романтической страсти. Третья сцена – у герцога. Антиподы встречаются. Отец из скупости говорит герцогу, что сын его пытался обокрасть и желал его смерти.

Он лжет, но – парадоксально – он точно угадал, о чем мечтает Альбер.

Альбер заявляет отцу, что тот его оклеветал, это и правда и неправда одновременно. Разобраться в этом сплетении скупости, зависти, лжи и правды невозможно. В этом, вероятно, и была цель Пушкина – показать неисчерпаемую противоречивость каждого жизненного факта. Никого из героев невозможно определить однозначно. “Моцарт и Сальери” В основу трагедии “Моцарт и Сальери” легла рассказанная в газетах в 1826 г. легенда о том, что известный венский композитор Антонио Сальери перед смертью будто бы признался в страшном преступленье: отравлении Моцарта.

Пушкин считал Сальери способным на убийство из зависти. Замысел этой трагедии был связан именно с завистью, как одной из человеческих страстей.

Трагедия называется именами двух героев, тем самым они как бы приравнены друг к другу, они оба – главные герои. Моцарт – это небесная правда, дивная “райская песнь”. Сальери – земная правда, трудное познание музыки алгеброй, сознание смертного человека, “которое соединяет труд и славу как причину и следствие”.

Небесное начало стремится к земному воплощению, земное мечтает о высшем, небесном. “Небо и земля, жизнь и смерть, сознание и непосредственная творческая сила, гений и злодейство – вот темы, которые волновали Пушкина во время создания этой трагедии.

Гений должен нарушать нормы, поэтому он всегда нарушитель. Искусство никогда не бывает умильно спокойным, оно всегда борение страстей. В этой трагедии Пушкин рассмотрел это в крайних, чрезмерных воплощениях. “Каменный гость” Интерес Пушкина к теме любви и смерти, которой посвящена трагедия “Каменный гость”, в это время заметно обостряется. В каждой трагедии Пушкин сталкивает не персонажей как таковых, а рыцарство, благородство с торгашеством, со скупостью, гений со злодейством. Подобное столкновение лежит и в основе “Каменного гостя”, теперь это две другие крайности бытия – любовь и смерть.

Пушкин до предела обостряет столкновение: о любовных искушениях персонажи говорят на кладбище, монаху задается вопрос о красоте женщины, вдова выслушивает любовные признания монаха , любовники целуются над телом убитого ими человека, явление статуи умершего мужа к вдове и ее любовнику.

Предельный драматизм укрупняет тему, и она приобретает философский характер. “Пир во время чумы”. Последняя из цикла “маленьких трагедий” не разделена на сцены. Несколько мужчин и женщин пируют на улице за накрытым столом . Молодой человек предлагает тост за их общего недавно умершего знакомого, он умер первым.

Председатель Вальсингам поддерживает тост.

Затем председатель просит спеть шотландку Мери унылую песню, она поет о об опустевших церквях, о пустых школах, о стонах больных. Луиза вдруг высказывает свою неприязнь к шотландке и к ее песням. Спор однако не успел возникнуть, так как все услышали стук колес телеги, везущей груду мертвых тел. Луиза потеряла сознание.

Очнувшись, она сказала, что ей привиделся ужасный демон. Вновь молодой человек обращается к председателю с просьбой спеть песню.

Вальсингам говорит, что он сочинил гимн в честь чумы! И поет его. Входит старый священник и упрекает пирующих за это “безбожное” веселие, призывает их и прежде всего Вальсингама идти домой.

Вальсингам не соглашается со священником, объясняя свое поведение примерно так: он ясно осознал бессилие человека перед мертвой пустотой и никто, даже священник, не способен его спасти. Священник укоряет Вальсингама напоминанием об умерших матери и жене, но Вальсингам все-таки остается на пиру. Священник уходит, пир продолжается, председатель пребывает в глубокой задумчивости.

Есть два способа противостояния человека самым тяжелым жизненным испытаниям – самоотверженная любовь и гордое упоение поединком с роком. Первый




Lingual consonants.
Сейчас вы читаете: Сюжеты “маленьких трагедий”