Широкие пространства действия в “Слове о полку Игореве”

Для до монгольского периода в развитии литературы была характерна “эстетика дистанций” дистанций пространственных и временных. Чтобы быть эстетически ценным, явление должно было быть представлено в громадной перспективе, с далекого расстояния, как бы с птичьего полета. В летописях этого времени сопрягаются различные географические точки. Изложение событий перекидывается из одного княжества в другое. Наши представления о монументальности связывают эту монументальность с неподвижностью или, по крайней мере, с малой подвижностью. Монументальность XI – XIII веков требовала другого – силы, выраженной в быстроте, способности преодолевать огромные пространства, энергии переездов, походов.
Герои древнерусской литературы этого периода постоянно находятся в переездах, но переездах не мирных, а в переездах с войском – с “силою великой” (“идоша князь в силе великой”, “в силе тяжцей”). Это характерно не только для летописи, но и для “Поучения Владимира Мономаха”, который, стремясь создать пример для остальных князей, говорит о своих переездах – походах и охотах. “Нестижды” (более ста) раз ездил он из Киева в Чернигов, гнался за Олегом Святославичем, глубоко вторгался в Половецкую степь.
В “Слове” широкие пространства действия условно объединяются гиперболической быстротой передвижения героев. Их быстрота сказочная и фантастична.
– Всеслав доткнулся копием до золотого престола киевского, отскочил от него лютым зверем. В полночь из Белгорода скрылся в синей ночной мгле, наутро же, поднявшись, оружием отворил ворота Новгорода, расшиб славу Ярослава. Всеслав-князь людей судил, князьям города уряжал, а сам в ночи волком рыскал: из Киева дорыскивал до петухов Тмуторокани, великому Хорсу (солнцу) волком путь перерыскивал. Святослав, словно вихрь, исторгнул поганого Кобяка из лукоморья, из железных великих полков половецких, и пал Кобяк в городе Киеве, в гриднице Святославовой.
Размеры битвы русских с половцами охватывают всю степь благодаря слиянию природы с действиями людей:
– перед битвой с половцами кровавые зори свет поведают,
– черные тучи с моря идут.
– быть грому великому, идти дождю стрелами с Дону великого.
– Земля гудит, реки мутно текут, прах над полями несется.
– После поражения войска Игоря широкая печаль течет по Руси.
Не менее широки образы плача Ярославны. Ярославна в плаче обращается к ветру, веющему под облаками, лелеющему корабли на синем море, к Днепру, который пробил каменные горы сквозь землю Половецкую и лелеял на себе Святославовны насады до Кобякова стана, к солнцу, которое всем тепло и прекрасно, а в степи безводной простерло жгучие свои лучи на русских воинов, жаждою им луки скрутило, истомою им колчаны заткнуло. Там, где в искусстве динамика, там в нем и история. Движение в пространстве едино с движением во времени. В “Слове” сказывается необычайная чуткость к истории. Оно проникнуто историзмом, не тем, конечно, к которому мы привыкли сейчас, а к своему средневековому и опять-таки очень монументальному. Так называемый “лирический беспорядок”, который в “Слове” выражается в том, что автор постоянно обращается от современных событий к воспоминаниям о прошлом, знаменует собой не только “смятенность чувств” автора, как бы не владеющего ходом своих мыслей, взволнованного событиями и поэтому вынужденного давать себе передышку в обращениях к прошлому, но свидетельствуе




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Процес обучения сущность.
Сейчас вы читаете: Широкие пространства действия в “Слове о полку Игореве”