Образ Ивана Тимофеевича в повести Куприна “Олеся”

Драматично, но, прежде всего, лирично, сумел Александр Куприн показать судьбу обычного русского интеллигента. Это люди особого сорта, тонко чувствующие, ищущие, много знающие, но при этом никогда ни во что не вмешивающиеся и не желающие что-либо действительно изменить в своей жизни. Русский интеллигент позапрошлого века – человек ироничный, вместе с тем внимательный, понимающий, что жизнь его могла бы быть более результативной, но сделать ее значимой он не способен.

Такие герои в русской литературе начались еще с легкой руки Гончарова.

Его Обломов перевернул представления об интеллигенции России 19 века. И Иван Тимофеевич из Купринской “Олеси” ничуть не лучше. Он, конечно, не лежит на диване, но его пассивные желания имеют такую же разрушительную силу, как лень Василия Обломова. Когда нужно действовать решительно Иван Тимофеевич только вопрошает: “А я как же?

Обо мне ты и думать даже не хочешь!” . А ведь женщине, которой адресован этот вопрос и которую он искренне и горячо любит гораздо тяжелее, чем ему в ту минуту.

Александр Куприн как-то сумел нарисовать для читателя своего героя на грани между положительным к нему отношением и презрением.

Грамотный, умный мужчина, который относится к слову “благородный” и производным от него, как к чему-то неприятному и постыдному: “Во всех ее движениях, в ее словах,… есть что-то благородное …”, он от скуки не знает чем заняться во время вынужденного пребывания в Полесье. Это и приводит к беде.

Никого не осуждая и не высмеивая, Иван Тимофеевич пытается народ лечить, рассказы писать, уроки давать и даже делает попытки наладить взаимоотношения с представителями местного общества. Однако человеку тонкой душевной организации хочется настоящего, интересного и волнительного. Он готов, пренебрегая рекомендациями, познакомиться с местной ведьмой. Для чего ему это нужно, сам сказать не в силах.

И здесь полностью проглядывает в каждом поступке, жесте русский интеллигент, описание которому так точно и ярко дала жительница леса Олеся: “Слову вы своему не господин. Над людьми любите верх брать, а сами им хотя и не хотите, но подчиняетесь”.

Права Олеся оказалась во всем. И судьба у героя Куприна не счастливая, и поменять он ее не смог или не захотел. Но самое главное, что Иван Тимофеевич, умный и начитанный, тонко подмечающий мельчайшие детали, вдруг пожелал соединить несовместимое. Как можно было получить такой подарок от Олеси, как ее желание сходить в церковь? Как можно было, столько времени общаясь с ней и уже начиная чувствовать как она, не прислушаться к себе! “Вдруг внезапный ужас предчувствия охватил меня.

Мне неудержимо захотелось побежать вслед за Олесей, догнать ее и просить, умолять, даже требовать, если нужно, чтобы она не шла в церковь”. Но не сделал этого Иван Тимофеевич. А расплатилась за все сполна невиновная Олеся.

Такая мягкость натуры, слабохарактерность и какое-то извечное чувство русского человека покорности судьбе дополнены Александром Куприным едва уловимыми замечаниями о том, что не любит его герой, когда ему руку целуют. Более того, он сам пишет: “… я только удивлялся тому же самому конторщику из унтеров и уряднику, глядя с какой невозмутимой важностью суют они в губы мужикам свои огромные красные лапы…”. Подмечает автор, что жалеет Иван Тимофеевич первого пропойцу в Переброде Ярмолу, точнее, даже не его самого, а многочисленную семью: “Меня останавливало только чувство жалости к его огромной нищей семье, которой четыре рубля Ярмолова жалованья помогали не умереть с голода”.

Не убегая от судьбы, он фактически губит бедную девушку, косвенно являясь причиной ее испытаний. Однако, справедливости ради, стоит отметить, что себя в этой ситуации он не оправдывает. Все повествование, написанное легким, местами ироничным слогом, ведется от лица главного героя.

Иван Тимофеевич красочно передает свои эмоции и мысли. Любя искренне Олесю, он признает, что для него все же важнее условности. В данной ситуации мнение света: “…Я не смел даже воображать себе, какова будет Олеся, одетая в модное платье, разговаривающая в гостиной с женами моих сослуживцев, исторгнутая из этой очаровательной рамки старого леса…”.

Как хотелось бы, чтобы роман Ивана Тимофеевича с Олесей завершился бы как у Владимира Высоцкого с Мариной Влади, которая стала знаменитой после роли главной героини в одноименном фильме по повести Куприна:

Пусть черемухи сохнут бельем на ветру, Пусть дождем опадают сирени, Все равно я отсюда тебя заберу Во дворец, где играют свирели.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Материнская плата это информатика.
Сейчас вы читаете: Образ Ивана Тимофеевича в повести Куприна “Олеся”