“Взваливши наши тяжести.” (по рассказу “Мастер” )

Василий Макарович Шукшин прожил только сорок пять лет, но сколько он успел сделать, хватило бы на многие жизни, одних рассказов у него более ста двадцати. У Шукшина важен весь рассказ, все его герои и характеры и – “не в общих вытвержденных чертах, но в их национально вылившейся форме, поражающей нас живостью, так что мы говорим: “Да это, кажется, знакомый человек.”
Вот, например, герой рассказа “Мастер” – Семка Рысь – “забулдыга, но непревзойденный столяр”. Он говорит, что ему “все остолбенело на свете”, и он транжирит свои “лошадиные силы” на что угодно – поорать, позубоскалить, нашкодить где-нибудь – милое дело. Правда, полтора года в рот не брал, потом заскучал и снова стал поддавать.
Довольно неприглядный портрет. Но, прочитав рассказ, мы все свои симпатии отдаем этому человеку. Чем же взял нас за живое Семка Рысь, какими такими качествами привязал к себе? Может быть, тем, что он прекрасный столяр, умелец, каких поискать? Да, пожалуй, не только этим. Видит и ценит Семка окружающую красоту. Именно поэтому решил отремонтировать старый храм, не хотел спокойно смотреть на то, как гибнет красота – творение старого мастера. Уж больно задела его за живое талицкая церковь. Смотрит Семка на “задумки” старого мастера и диву дается, старается разгадать смысл того или иного способа кладки, “тайну приклада”.

“Семка сел на приступку алтаря, стал думать: зачем этот каменный прикладок? И объяснил себе так: мастер убрал прямые углы – разрушил квадрат. Так как церковка маленькая, то надо было создать ощущение свободы внутри, а ничто так не угнетает, не теснит душу, как клетка-квадрат”.
И радостно, и жутко становится Семке, что отгадал он тайну древнего мастера, соприкоснулся с прекрасным, понял, что сумеет возродить былую красоту храма. Да и дел совсем немного. “До холодов можно управиться”. Но в области объяснили Семке, что храм не является оригинальным строением, а повторяет Владимирские, более ранние храмы. Ничегошеньки он не добился, не сделал. “С тех пор он про талицкую церковь не заикался, никогда не ходил к ней, а если случалось ехать мимо, он поворачивался к церкви спиной”.
Казалось бы, только посочувствовать Семке, пожалеть его жизнь. Но возникает другая мысль. Почему только Семке хотелось возродить красоту? Намерение героя отремонтировать церковь, хотя об этом его никто не просит, его способность ради большого интересного дела забыть и “зеленого змия”, и другие “удовольствия” уже само по себе очень дорога и обнаруживает в Семке высокие нравственные качества. Приоткрывая душу и сердце героя, автор показывает нерастраченное добро и теплоту, которые мастер готов вылить в работу, только никому это не нужно. Вот и бунтует, дебоширит он, протестуя против людского равнодушия и черствости. “Ну и что же, что талицкая церковь – копия. Красоты-то от этого не убавилось”. И мы совершенно соглашаемся с Семкой. Ведь творение древнего мастера радовало многие поколения людей! Почему на нас все должно закончиться?
Казалось бы, небольшой рассказ, а какой глубокий смысл заложен в него автором, воистину – мал золотник, да дорог. Поражает и неоднозначность рассказа. Не только критикует бездушных и черствых чиновников Шукшин, а надеется на простых людей, подобных Семке, способных увидеть и удивиться красоте творения рук человеческих, постараться сохранить эту красоту для потомков.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


English topics my flat.
Сейчас вы читаете: “Взваливши наши тяжести.” (по рассказу “Мастер” )