«Слово» рано входит в практику преподавания, будучи сразу же признано как произведение образцовое. И оно навсегда остается в программе средней школы, найдя, таким образом, своих первых читателей в лице подростков. Будучи памятником древним, оно, тем не менее, всегда было остро современно. Именно к «Слову» обращались, в первую очередь, носители разных, порой совершенно противоположных общественных взглядов, стремясь воспитать молодое поколение соответственно своему пониманию патриотизма. «Слово о полку Игореве» дает возможность познакомиться с развитием и сменой методов преподавания литературы, так как, являясь одной из самых обучающих тем школьной программы, оно охотно использовалось ведущими русскими словесниками для изложения их педагогических принципов.
И, наконец, «Слово» немало способствовало сближению школы с наукой. Ряд пособий по «Слову» написан выдающимися русскими филологами. «Слово о полку Игореве» упоминается уже в риториках и пиитиках начала XIX в. Они интересны тем, что в качестве учебных пособий дают представление и о характере использования «Слова» в процессе занятий. В соответствии с догматическим методом преподавания памятник привлекается, в основном, для пояснения правил, а для этой цели, как известно, полагалось использовать сочинения образцовые. Так, И. Рижский в книге «Наука о стихотворстве» (1811 г.), говоря о вдохновении как непременном «даровании и пособии» поэта, упоминает «вещего Бонна, древнейшего нашего стихотвора». Из других русских авторов Рижский называет Ломоносова, Сумарокова, Державина, Хераскова и Дмитриева, снискавших к этому времени славу классиков.
Дедуктивный метод изучения «Слова» как материала для обобщений сохраняется почти до середины XIX в. Таковы пособия К. Зеленецкого и А. Охотина. В первом из них «Слово о полку Игореве» рассматривается как «лирико-эпическая песнь», во втором — как «поэма историческая».
Можно предположить, что с учебным процессом были связаны и некоторые ранние издания «Слова о полку Игореве». Например, при первом кадетском корпусе осуществлено издание 1803 г. (с переводом в стихах Ивана Сирякова). Здесь читаем: «Поход Игоря противу половцев. С указного дозволения. В Санктпетер-бурге. Печатано при I Кадетском корпусе 1803 года» 8. В 1819 г. текст произведения печатается в типографии Департамента народного просвещения (с прозаическим «переложением» Я. Пожарского и его примечаниями).
С середины XIX в. в школьной жизни «Слова о полку Игореве» начинается новый этап. Ему предшествовала сокрушительная критика догматической системы преподавания, с которой выступил Федор Иванович Буслаев, в то время учитель 3-й московской гимназии. В книге «О преподавании отечественного языка» (1844 г.) «основой знания» он называет чтение. Это «исходная точка», «источник», из которого извлекаются «теория и история» 10. Под «теорией и историей» Буслаев имел в виду филологический разбор произведения. Классное чтение должно быть главным содержанием работы и по «Слову о полку Игореве», которое рекомендуется для изучения как произведение «поистине превосходное».
Исходя из возможностей ученика, Ф. И. Буслаев предлагает начинать чтение не с подлинника, а с прозаического перевода (сам он избирает переложение Карамзина), и не целиком, а по частям. Чтение должно сопровождаться комментариями. Большое значение придает Ф. И. Буслаев повторному чтению: «Повторительное чтение, — пишет он, — дает произведению стройность и жизнь» и. «Слово о полку Игореве» во второй раз читается на древнерусском языке. Сличение подлинника и перевода (вернее пересказа) Карамзина должно решить сверхзадачу этого методического исследования: доказать красоту древнерусского языка, которую не всегда передает писатель-историк. Интересны конкретные сопоставления, сделанные при этом Ф. И. Буслаевым. Например, он сожалеет, что Карамзин пропустил «прекрасное выражение» подлинника — «под шеломы взлелеяны», а выражение «звенит слава» перевел...

как «гремит слава», в то время как в слове «звенит» — «более поэзии, звон славы напоминает звон колокольный».
Ф. И. Буслаев отмечает, что Карамзину не удалось передать поэтическое олицетворение солнца. Выражение «Солнце ему тьмою путь заступаше» переведено предложением: «Игорь, вступив в златое стремя, видит глубокую тьму перед собою». У Н. М. Карамзина сглажен, по мнению Буслаева, поэтический образ тревожной ночи перед сражением. Историк переводит: «Небо ужасает его грозою», а в «Слове» сказано: «Нощь стонущи ему грозою, пти
Чь убуди» и т. д. Сделав вывод о поэтическом превосходстве подлинника над прозаическим переложением Карамзина, Буслаев выражает уверенность, что ученик (о котором все время помнит исследователь) «с убеждением примется изучать старинные памятники нашей словесности как материал неизменный для языка и слога русского» 12.
Методика Ф. И. Буслаева, основанная на пристальном внимании к тексту, явилась значительным шагом вперед по сравнению с догматическим преподаванием начала XIX в. Вместе с тем в анализе «Слова» сказались и недостатки филологического метода, введенного Ф. И. Буслаевым в школьную практику: разбор произведения перегружен лингвистическим материалом, в основе работы с учеником лежит толкование отдельных слов и выражений, мало внимания уделено идейной стороне произведения.
Занятия наукой не решают Ф. И. Буслаеву и в дальнейшем заботиться о нуждах средней школы. В 1852 г., совместно с А. Д. Галаховым, Буслаев, уже профессор Московского университета, издает программу по языку и литературе для воспитанкиков военных учебных заведений. «Слово о полку Игореве» упоминается здесь дважды:
— для изучения «отличительных свойств» русского языка;
— как памятник древнего периода русской словесности.
Наряду с другими па «Слово о полку Игореве» памятниками древней русской литературы рассматривается как материал для письменных работ: изложений, «критических разборов», «извлечений», «переложений» с древнерусского языка, «сличений» с произведениями русской и иностранной литературы.
Галахов и Буслаев издают также хрестоматии, где в числе других произведений приводится текст «Слова о полку Игореве». Хрестоматия А. Галахова (1848) — «первая книга в сем роде». Текст «Слова о полку Игореве» напечатан здесь с купюрами, что отвечает педагогическим задачам автора: «Назначая мою книгу для учащихся, я был поставлен в необходимость исключить. места или выражения, не соответствующие возрасту юношества». Исходя из учебных целей, составитель разделил напечатанный текст «Слова» на части и снабдил заголовками. Ф. И. Буслаев издает две хрестоматии: в 1861 г. для военных учебных заведений и в 1870 г. — для гимназий. Текст «Слова о полку Игореве» и там и здесь снабжен подробными научными комментариями.
В середине 60-х годов с опытом методического пособия для школы выступает Н. С. Тихонравов, в это время профессор Московского университета. Сама структура его книги о «Слове о полку Игореве» подчеркивает ее педагогическую направленность. Часть материала здесь предназначена для учащихся, часть для учителей. «Построчные замечания и предисловие имеют в виду объяснить преподавателям, — пишет Н. С. Тихонравов, — тот взгляд на рукопись «Слова» и на первое его издание, которого держался я в настоящем труде и который определил принятую мною методу издания этого памятника» 16. В предисловии, содержащем материал для рассказа на уроке, говорится об открытии «Слова о полку Игореве», дается лингвистическая характеристика произведения; поясняется, в частности, почему погибший список следует отнести к XVI в.; указываются ошибки первого издания. В построчных замечаниях приведены разночтения по екатерининской копии; напечатаны конъектуры, предложенные Максимовичем, Калайдовичем, Карамзиным; даны собственные прочтения. Таким образом, учителю предназначен строго научный материал.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

История школьного изучения «Слова о полку Игореве»