Существовал ли исторический прототип образа Печорина

В “Литературной России” была напечатана интересная статья В. Левина “Дуэль Лермонтова. Еще одна гипотеза”, в которой автор высказал мнение, что “Лермонтов вложил в образ Печорина очень много своего, личного, такого, о чем, быть может, не подозревал в себе ни он сам, ни его близкие”. И далее, развивая свою мысль о психологии творчества, В. Левин делает предположение, что Лермонтов попал под влияние образа своего героя. Мартынов становится для него объектом психологического эксперимента, во время которого (на дуэли), не успев вовремя выстрелить в воздух, Лермонтов погиб. Не касаясь здесь причин и обстоятельств роковой дуэли, можно лишь отметить живучесть легенды о том, что автор “Героя нашего времени” и Печорин – одно и то же лицо и что Лермонтов предсказал в романе свой поединок с Мартыновым.
И, наконец, интересно привести еще два высказывания об образе Печорина. Известно, что после выхода из печати “Героя нашего времени” одновременно с Белинским, который посвятил ему большую статью в “Отечественных записках”, своим мнением о романе поделился

в частной переписке и Николай I. Но если Белинский при разборе этого произведения отмечал глубокое знание автором “человеческого сердца и современного общества”, а в образе Печорина видел воплощение критического духа своего времени, то царь придерживался противоположного мнения. В письме к своей жене за границу он сообщал: “Я дочитал до конца Героя и нахожу вторую часть отвратительной, вполне достойной быть в моде. Это то же самое изображение презренных и невероятных характеров, какие встречаются в нынешних иностранных романах. Такими романами портят нравы и ожесточают характеры.” И далее, указывая на извращенный, по его мнению, ум автора, с циничной жестокостью заявил вслед сосланному на Кавказ поэту:
– “Счастливого пути, господин Лермонтов, пусть он прочистит себе голову”.
Для Николая I, напуганного декабристами, был неприемлем образ главного героя, мыслящего и одаренного Печорина, который, оставаясь внутренне свободным человеком, таил в себе опасную, взрывную силу. В этом образе и проявилась оппозиция Лермонтова самодержавному режиму. Диалог Лермонтова с царем, начатый стихотворением “Смерть поэта” и прерванный ссылкой, продолжался.
Когда читаешь последние строки “Княжны Мери”, повествующие о судьбе Печорина, сосланного за дуэль в крепость, невольно вновь отождествляешь автора с героем. Здесь взгляды их совпадают полностью. Он, как и Печорин, не стремится к карьере, благополучию и тихой, спокойной жизни. Его удел – борьба и искания. Взволнованно и проникновенно звучат слова Печорина, которые можно отнести и к самому автору: “.я часто, пробегая мыслию прошедшее, спрашиваю себя: от чего я не хотел ступить на этот путь, открытый мне судьбою, где меня ожидали тихие радости и спокойствие душевное?. Нет, я бы не ужился с этой долею! Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце.”
Цельная, “львиная”, как выразился Белинский, натура Лермонтова и его самобытная сила писателя оказали огромное влияние на современников.
“Герой нашего времени” – единственный роман, который успел написать Лермонтов. Но сохранились сведения о замыслах Лермонтова написать несколько романов из разных эпох русской жизни, имеющих между собой связь и некоторое един




Возможные методы и приемы обучения.
Сейчас вы читаете: Существовал ли исторический прототип образа Печорина