Работа Лермонтова над поэмой “Демон”


Лермонтов воплотил в этой поэме томившую его жажду деятельности, свое неукротимое стремление к свободе, силу творческой мысли. Поэма проникнута духом критики, пафосом отрицания окружавшей его мрачной действительности – “пребывающего общественного устройства”, как выразился один из корреспондентов Белинского. Недаром Белинский писал в 1842 году: “Демон” сделался фактом моей жизни”, и находил в этой поэме “миры истин, чувств, красот”
Над “Демоном” Лермонтов работал больше десяти лет. Он начал писать эту поэму еще в четырнадцатилетнем возрасте, когда учился в университетском благородном пансионе. В ту пору он задумал поэму о демоне и ангеле, влюбленных в одну монахиню. Потом Лермонтов изменил замысел, в новом варианте демон влюбляется в монахиню и губит ее из ненависти к ангелу-хранителю.
Но вот миновал год ссылки, и, возвратившись из Грузии, Лермонтов подвергает поэму капитальной переработке. Горы Кавказа, Казбек, который кажется пролетающему над ним демону “гранью алмаза”, “излучистый Дарьял”, Кайшаурская долина, зеленые берега светлой Арагвы, угрюмая Гуд-гора оказываются самой подходящей обстановкой для лермонтовской поэмы. В новом варианте появляются развернутые описания грузинской природы и грузинского феодального быта. В этой “кавказской” редакции, созданной в 1838 году, “Демон” становится


одним из самых замечательных произведений русской поэзии.
В этих ранних редакциях действие поэмы происходило вне времени и пространства. Затем. Лермонтов задумал приурочить поэму ко времени “пленения евреев в Вавилоне”. Этот библейский вариант остался ненаписанным. По тексту пятой редакции можно догадаться, что действие перенесено в Испанию: появились некоторые детали в описании – “теплый южный день”, “лимонная роща”, “испанская лютня”. Однако общий характер поэмы от этого не изменился. Хотя уже найдены и закреплены отдельные стиховые формулы (в том числе первая строка поэмы, которая пройдет неизменной от первой до последней редакции), хотя некоторые фрагменты и войдут потом в окончательный текст – замысел “Демона” в редакции 1833-1834 годов все еще носит отвлеченный характер, сюжет развивается вяло, образы безжизненны, описания неконкретны, недостоверны художественно, монахиня бесплотна; в этом контексте монологи демона неизбежно кажутся риторическими. Лермонтов осознает это и откладывает работу над “Демоном”.
Еще в 80-х годах первый биограф Лермонтова, П. А. Висковатов, писал о том, что поэт, “странствуя но Военно-Грузинской дороге, изучал местные сказания, положенные в основу новой редакции “Демона” . Однако он не подкрепил своих предположений развернутыми доказательствами, а критика, стремившаяся связать творчество Лермонтова с западноевропейской литературной традицией, естественно, обошла эту статью полным молчанием.
И тем не менее можно решительно утверждать, что кавказский материал в “Мцыри” и в “Демоне” – не экзотическое обрамление в стиле традиционных “восточных повестей” романтиков (хотя у Лермонтова “Демон” и назван “восточной повестью”), а органическое претворение непосредственных переживаний и наблюдений, благодаря которым прежние сюжеты приобрели новое качество. И для нас несомненно, что решающее влияние иа этот процесс оказали па Лермонтова кавказские и, прежде всего, грузинские народные предания, легенды и песни, знакомство с бытом и нравами новой для него страны.
В. Спасович, Алексей Веселовский, Н. Котляревский, Дашкевич, Дюшен, а вслед за ними другие утверждали, что поэма Лермонтова представляет собой подражание западным образцам, и называли в качестве источников “Демона” произведения Мильтона, Байрона, Томаса Мура и Альфреда де Випьи. Рассматривая поэму Лермонтова вне связи с конкретно-исторической обстановкой, в которой она возникала, эти исследователи склонны были считать Кавказ неким экзотическим обрамлением образа, заимствованного у западных романтиков. Еще недавно высказывалось мнение, что “Демон” – традиционная восточная повесть, “обильно уснащенная экзотикой пейзажных описаний”, что это – “типичная литературная олеография”, что “Грузия здесь так же условна и декоративна”, как “и в “Мцыри”.
Замысел, для воплощения которого Лермонтов десять лет не мог найти точных жизненных образов, был завершен им по возвращении из ссылки. И это, конечно, не случайно. Прежде всего, продолжал развиваться поэтический талант Лермонтова. Кроме того, сыграла роль ссылка: она усилила активное чувство протеста, содействовала созреванию политической мысли. Но были и другие немаловажные причины.
Лермонтов по мог бы создать новую – окончательную – редакцию “Демона”, столь разительно отличающуюся от первоначальных редакций поэмы, если бы не нашел нового, еще не открытого поэзией материала, который помог ему воплотить отвлеченную философскую мысль в конкретных поэтических образах.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Сущность процесса обучения это.
Сейчас вы читаете: Работа Лермонтова над поэмой “Демон”