Образ Максим Максимыча и его “двойники” в русской литературе

Если Печорин вызвал к жизни близких ему героев в произведениях русских писателей середины прошлого века и второй его половины4, то и Максим Максимыч нашел свое продолжение в образах капитана Хлопова из рассказа Л. Н. Толстого “Набег” и капитанов Тушина и Тимохина из “Войны и мира”. Давно замечено, что доктор Вернер из лермонтовского романа является прямым предшественником доктора Крупова из одноименной повести Герцена. Не менее важно заметить, что Лермонтовым – сначала в “Княгине Лиговской”, а затем и в “Герое нашего времени” – завершено развитие русской беллетристики 30-х годов, так называемой “светской повести”. Он использовал ее достижения и пародировал ее недостатки.
Связи лермонтовских романов с предшествующими ей и последующими направлениями в развитии русской прозы – обширная и все еще недостаточно разработанная область лермонтоведения. Едва ли кто больше, нежели Белинский, сделал для того, чтобы объяснить смысл и значение гениального творчества Лермонтова. Эго ценили современники великого критика.
“Памятником усилий Белинского растолковать настроение Лермонтова в наилучшем смысле,- говорит II. В. Анненков,- остался превосходный разбор романа “Герой нашего времени” от 1840 года”. То же самое можно сказать и о превосходном разборе лермонтовских поэтических произведений, который дан

Белинским в статье “Стихотворения М. Ю. Лермонтова” (о ней пойдет речь в следующей главе). Невозможно переоценить герценовские оценки Лермонтова. Напомним, что Герцен первым напечатал запрещенное царской цензурой лермонтовское стихотворение “Смерть Поэта” в своем журнале “Полярная звезда”. Есть у Герцена и еще одна важная заслуга в истории лермонтоведения: он первым заговорил о значении творчества поэта для русского освободительного движения.
Герцен очень любил сопоставительные характеристику,, они запоминаются, так как очень метки и ярки. Вот одна из них: “Образ Онегина настолько национален, что встречается во всех романах и поэмах, которые получают какое-либо признание в России, и не потому, что хотели копировать его, а потому, что его постоянно находишь возле себя или в себе самом.
Чацкий, герой знаменитой комедии Грибоедова,- это Онегин-резонер, старший его браг.
Герой нашего времени Лермонтова – его младший брат” . А все вместе они – по характеристике Герцена – представляют последекабристское поколение русской дворянской молодежи, обреченное на роль “умных ненужностей”. В своих зарубежных, свободных от цензуры, изданиях Герцен имел возможность открыто говорить и об эстетическом и о политическом значении творчества великих русских писателей, в частности Лермонтова. У Белинского такой возможности не было. Но и в статьях Белинского о Лермонтове речь идет не только о художественном, но и общественно-историческом значении его творчества.
Нужно было иметь много гражданского мужества, чтобы в самой ранней рецензии на “Героя нашего времени” оказать, что “в основной идее романа г. Лермонтова лежит важный современный вопрос о внутреннем человеке, вопрос, на который откликнутся все, и потому роман должен возбудить всеобщее внимание.”.
Что значит вопрос о “внутреннем человеке”? Это вопрос вопросов всей нашей русской гуманистической литературы, боровшейся против всего, что мешало человеку быть настоящим, быть человечным в самом высоком и прекрасном смысле этого слова.
Этому вопросу вопросов посвящен не только “Герой нашего времени”, а и все поэтическое творчество Лермонтова.
Этот отзыв Гоголя о “Герое нашего времени” особенно примечателен потому, что по известной характеристике Белинского – именно Гоголь и Лермонтов явились крупнейшими родоначальниками “послепушкинского” периода развития нашей отечественной литературы.
В “поле зрения” Гоголя Лермонтов попал значительно раньше. В мемуарной книге С. Т. Аксакова о Гоголе мы находим свидетельства давнего и очень доброжелательного отношения автора “Мертвых душ” и “Ревизора”- к Лермонтову. Утверждая, что Лермонтов-прозаик выше Лермонтова стихотворца, Гоголь признавал, что “его младший современник занимает, как поэт, первое место среди всех поэтов, пришедших в литературу после того, как не стало Пушкина”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


She has been cooking dinner for a holiday two hours.
Сейчас вы читаете: Образ Максим Максимыча и его “двойники” в русской литературе