Есть сведения об участии Крылова в организованном в 1819 г. и через год закрытом Обществе взаимного обучения, связанном с «Союзом благоденствия» и включавшем в свой состав таких общественных и литературных деятелей, как Ф. Н. Глинка, В. К — Кюхельбекер, Н. М. Муравьев. Но было бы неправильно на этом основании говорить о беспринципности Крылова или его безразличии к вопросам общественно-литературной борьбы. Связь Крылова с различными литературными группами означала другое: самостоятельность, независимость позиции Крылова. Его общественные взгляды определились уже в период издания сатирических журналов. Крылов стал одним из передовых русских просветителей конца XVIII в. Тогда же уточнилась и его литературная позиция. В повести «Каиб» Крылов высмеял одописца-классика, а в сцене встречи с пастухом разоблачил сентиментальное приукрашивание действительности. Тем самым молодой Крылов выступил против ложных принципов литературных направлений того времени. Теоретически и творчески Крылов примкнул к реально-сатирическому направлению русской литературы XVIII в. и внес в него драгоценный вклад своей прозой.
Позиция Крылова в борьбе литературных течений начала XIX в. может показаться неясной. Он, как мы знаем, состоял членом «Беседы любителей русского слова», но не был архаистом. Столь же часто можно было встретить Крылова и в кружке директора Публичной библиотеки, президента Академии художеств А. Н. Оленина, где бывали многие прогрессивные деятели литературы и искусства. Здесь Крылов постоянно встречался и общался с Н. И. Гнедичем. Здесь бывали В. А. Озеров, Батюшков, позднее — А. С. Пушкин.
В баснях Крылов показал русскую жизнь, русского человека; показал противоречия жизни, ее общественные несовершенства и пороки; показал людей различного социального положения; показал характеры в их социальной дифференциации и обусловленности. Ряд басен дает критическое изображение быта, морали, социальной идеологии, отношения к крестьянам дворянства («Муха и дорожные», «Обезьяна» и др.). Появляются в баснях и демократические персонажи, нередко выступающие выразителями народной морали («Старик и трое молодых», «Крестьянин и смерть» и др.). Особенно большое значение имели те басни Крылова, в которых затрагивались вопросы общественно-политического характера.
Общественное значение басен Крылова станет еще более очевидным, если мы примем во внимание доступность этого жанра широким кругам читателей, меткость и прозрачность басенных образов и сюжетов в их идейном содержании, в их общественно-политической направленности. Малая форма басни таила, как правило, большое содержание.
Стесненный жанровыми рамками, баснописец не имел возможности полностью решить задач, стоявших перед русской литературой. По самой своей природе басня не могла порвать с аллегоризмом и дидактизмом. Отсюда неизбежный схематизм или, скорее, беглость в обрисовке характеров. Лаконизм басни не способствовал полноте и многосторонности типизации. Мешал он и широте сюжетного отображения жизни. По образному выражению Белинского, поэзия...

Крылова относится к поэзии Пушкина, «как река, пусть даже самая огромная, относится к морю, принимающему в свое необъятное лоно тысячи рек, и больших и малых».
Это стало возможным потому, что баснописец сохранил идейно-художественную позицию просветителя-сатирика и явился наиболее ярким и видным выразителем демократической, реалистической тенденции в русской литературе первых десятилетий XIX в. Басни Крылова начали появляться в печати с 1806 г. За десять лет он опубликовал больше половины всех своих басен. С 1809 г. выходят сборники басен Крылова. Они стали крупнейшим литературным событием изучаемого периода. Чтобы понять это, надо вспомнить состояние русской литературы в это время. Эпигоны классицизма тщетно старались вдохнуть жизнь в отжившие литературные формы. Торжествовавшие победу сентименталисты все больше уходили от жизни в свои субъективные переживания. Поэты-просветители сказали все, что они могли сказать, и дальнейшее развитие их поэзии требовало преодоления свойственной им отвлеченности, декларативности. Зарождение романтизма в творчестве В. А. Жуковского и Батюшкова, при всей исторической значимости этого факта, не решало коренных задач, стоявших перед русской литературой. Процесс становления реализма после Д. И. Фонвизина и А. Н. Радищева нуждался в великом таланте, который был бы способен сделать новый шаг вперед. На этот запрос времени и ответил своими баснями Крылов, соратник Фонвизина и Радищева в деле утверждения реалистических тенденций в русской литературе конца XVIII в.
Еще большую ценность представляет вклад, сделанный в русскую литературу Крыловым уже в XIX в.,- его басни.
Народность и реализм басен Крылова глубоко отличают их от басенного творчества поэта-карамзиниста И. И. Дмитриева, у которого и басня нередко принимала салонный характер. Из предшественников Крылова ему был ближе баснописец конца XVIII в. И. И. Хемни-цер, из современников — А. Е. Измайлов, но и они не могут быть поставлены в ряд с Крыловым.
Все это обеспечило басням Крылова признание в передовых общественно-литературных кругах. Бестужев писал: «И. Крылов возвел русскую басню в оригинально-классическое достоинство». Критик-декабрист высоко ставит народность языка Крылова и «русский здравый ум», видный «в каждом его стихе». Бестужев отмечает «осязаемость нравоучения» в баснях Крылова и их сатирическую силу: «Его каждая басня — сатира, тем сильнейшая, чем она коротка и рассказана с видом простодушия». Высоко оценил «оппозиционное значение» басен Крылова А. И. Герцен.
В тот период, когда самодержавно-крепостнический строй обнаружил симптомы кризиса, Крылов выступил с критикой многих существенных явлений этого строя, неразлучных с его основами: социальной несправедливости, произвола лиц, стоящих у власти, паразитизма привилегированных слоев, глупости и беспечности правителей и т. д. («Слон на воеводстве», «Волк и ягненок», «Лев на ловле», «Мор зверей», «Лягушки, просящие Царя»).



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Формирование реализма как художественного метода в баснях И. А. Крылова