Нравственно философские басни Крылова

В баснях Крылова отчетливо проявился мужицкий демократизм, симпатии автора к народу-труженику. Поэт выступает обличителем пороков, смело бичует царей и их прислужников, изрекает истину, не боясь кары. Бестужев, отмечавший подвижничество писателей-сатириков, подчеркнул народность и национальную самобытность творчества Крылова: “.Самобытный, неподражаемый Крылов обновлял повременно и ум, и язык русский во всей их народности. Только у него были они свежи собственным румянцем, удалы собственными силами: Мужички его – природные русские мужички.” Он же справедливо утверждал: “И. Крылов возвел русскую басню в оригинально-классическое достоинство. Невозможно дать большего простодушия рассказу, большей народности языку, большей осязаемости нравоучению. В каждом его стихе виден русский здравый ум. .Его каждая басня – сатира, тем сильнейшая, что она коротка и рассказана с видом простодушия”. Бестужев считал, что Крылов говорил от имени народа, а сам народ говорил устами баснописца.
Баснописец воспевал труд, тружеников и высмеивал бесполезную трату сил, симуляцию работы в баснях “Обезьяна”, “Туча”, “Две Бочки”, “Белка” и др. У пахаря-крестьянина пот катится градом, а с мартышки он льется рекой. Ее усилия суетны и бесполезны. Это симуляция работы. В басне “Две Бочки” бочка с вином плетется шажком, а пустая несется вскачь с громким стуком. Это же мы видим и в “Белке”:
– Посмотришь на дельца иного:
– Хлопочет, мечется, ему дивятся все,
– Он, кажется, из кожи рвется,
– Да только все вперед не поддается,
– Как Белка в колесе
Обличая видимость труда, поэт утверждал и воспевал подлинный, но незаметный труд (“Листья и Корни”). Крылов утверждал, что человеческие добродетели немыслимы без трудового вклада индивидуума. И мерило здесь – степень пользы обществу, а не жажда наживы. Все это вместилось в небольшую басню “Обезьяна”, в которой обрисован труд Мартышки из тщеславных побуждений. А тщеславие всегда было противопоказано труду и правде. Крылов – выразитель народной мудрости. В народе искони было презрительное отношение к бездельникам, тунеядцам и уважительное отношение к труду. В басне “Старик и трое Молодых” Старик степенно говорит бездельникам:
– Из детства я к трудам привык,
– А если от того, что делать начинаю,
– Не мне лишь одному я пользы ожидаю,
– То, признаюсь, За труд такой еще охотнее берусь.
Крестьянский труд Крылов поэтизировал и в других баснях. Проблеме соотношения личности и среды посвящена басня “Ручей”. Пастух жалобно пел о своей тоске: любимый ягненок утонул в реке – в этой ненасытной прорве. Вот он бы, ручей, и курице зла не причинил. Но прошла туча, вздулся ручей, вышел из берегов и поглотил Пастуха со всем его стадом. И предельно ясна мораль:
– Как много ручейков текут так смирно, гладко
– И так журчат для сердца сладко,
– Лишь только оттого, что мало в них воды!
Личность целиком зависит от общества: им определяются ее поступки, поведение.
Проблема личности, ее активности в обществе лежит в основе басен “Фортуна в гостях” и “Охотник”. В последней басне поэт выступает против свойственного человеку правила “еще успею”, осуждает леность, пассивность, косность, нерасторопность. Мораль сформулирована так:
– .Коль дело есть, скорей его кончай,
– Иль после на себя ропщи – не на случай.
В “Фортуне в гостях” поэт порицает пассивность личности, стремление неудачи оправдать фортуной, невезением:
– На укоризну мы. Фортуне тороваты:
– Кто не в чинах, кто не богат,
– За все, про все ее бранят,
– А поглядишь, так сами виноваты.
Человек должен быть активной личностью, только при этом условии ОН может преуспевать в жизни, делах. Многие басни Крылова весьма злободневны и в наше время, помогают формировать у молодого поколения нравственно-этические качества. Цикл басен нравственно-философских – свидетельство мудрости баснописца, знания мм психологии человека. Они воспитывают скромность, товарищеское отношение друг к другу. Весьма интересен цикл басен о дружбе, товариществе, верности. Эта тема является вечной для всех литератур. Она начата Крыловым ранней басней “Два Голубя” (1809) и кончается “Двумя Мальчиками” (1843). В первой басне дана идиллическая картина: дружба вечна. Дружба помогает избавиться от житейских невзгод и потрясений. Иной тип дружбы поэт дает в басне “Собачья дружба” (1815). Здесь совсем противоположное говорится о дружбе: как только бросили кость, “С Пиладом мой Орест грызутся,- Лишь только клочья вверх летят.”. Крылов уточняет мораль басни:
– Про нынешних друзей нельзя молвить,
– не греша, Что в дружбе все они едва ль не одиноки:
– Послушать – кажется, одна у них душа,
– А только кинь им кость, так что твои собаки
– В басне “Собака, Человек, Кошка и Сокол” поэт изображает подобие дружбы:
– Клялись делить они и радость и заботу,
– Друг другу помогать,
– Друг за друга стоять.
– И, если надо, друг за друга умирать.
Однако все обернулось по-другому: при первой же опасности – “Сокол на воздух, Кошка в лес”. Только Собака высвободила Человека от объятий медведя, но верную Собаку он оставил в беде. Поэт делает вывод: “К стыду, из нас не всякий /’Сравнится в верности с собакой!” И вывод уточняется: “Как редки таковы друзья!”
Любопытно решается тема дружбы в басне “Лев, Серна и Лиса”. В погоне за Серной Лев остановился перед пропастью, которую Серна перемахнула очень легко. “На эту пору друг его вблизи случился/’Друг этот был – Лиса”. Она похвалила легкость и крепость Льва, который после этого прыгнул вслед за Серной, разбившись “до смерти”. И далее раскрывается истинное лицо “друга”:
– А что ж его сердечный друг?
– Он по тихохонькую в овраг спустился
– И, видя, что уж Льву ни лести, ни услуг
– Не надо более, Он, на просторе и на воле,
– Справлять поминки другу стал,
– И в месяц до костей он друга оглодали
Вот она дружба! Правильнее назвать ее антидружбой. Здесь лицемерие, смыкающееся с предательством. Предательство, воплощающееся в философии индивидуализма, баснописец рисует в “Дереве”. Само Деревцо, погубив всех окружающих, пало жертвой бурь и непогоды. А в басне “Мальчик и Червяк” обнажается предательство в законченной форме. Червяк попросил Мальчика поделить с ним яблоко, зная, что, подтачивая яблоко, он приносит вред крестьянину, который пустил его в сад. Подточенное яблоко упало, Мальчик съел его. А сползшего с дерева за своей добычей Червяка Мальчишка расплющил пятой.
С предательством Крылов связывал и холуйство, угодничество. В “Двух Собаках” баснописец описал дворнягу Барбоса, стерегущего хозяйский двор, мокнущего под дождем и получающего постоянные побои. А Жужу, кудрявая болонка, всегда в холе, ест и пьет на “серебре”. И наивный Барбос не понимает, за что же ей такие привилегии. Она ему пояснила: “На задних лапках я хожу”. Крылов обобщает: “Как счастье многие находят. Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!”. Осуждение холопства, холуйства, прихлебательства будет впоследствии подхвачено всей русской литературой – Грибоедовым, Салтыковым-Щедриным, Чеховым.
Кумовство Крылов осмеивает в басне “Совет Мышей”. Задумав себя прославить, Мыши решили создать Совет, в который надо включить только их – Мышей, у коих хвост “длиной во весь их рост”. Ведь общепринято судить об уме “по платью или по бороде”. Но в Совете оказалась крыса без хвоста, на что сразу обратил внимание молодой Мышонок, сказавший об этом седой Мыши. И услышал ответ:
– Молчи! все знаю я сама;
– Да эта крыса мне кума.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Classification of vowels.
Сейчас вы читаете: Нравственно философские басни Крылова