Новый взгляд на басни Крылова


Потенциал любого произведения рассчитан на его неоднозначное толкование многими читателями. Возможно, поэтому и существует большое количество не только разных, ио и достаточно полярных точек зрения на один и тот же текст. Почему это происходит?
Каждый обычно после прочтения оценивает ту или иную книгу со своей точки зрения. В ней отражаются жизненный опыт и субъективный взгляд на тот или иной возникающий вопрос. И поэтому, например, даже члены одной семьи далеко не всегда согласны друг с другом в восприятии какого-либо произведения. Интересно, какие же произведения становятся объектом столь полярных взглядов? В моем сочинении я хочу остановиться на хорошо всем известных баснях Ивана Андреевича Крылова.
Басни Крылова во все времена популярны как у детей, так и у взрослых. Дети воспринимают их как забавные сказки, а взрослые ищут завуалированные политические события тех времен. Каждый из таких читателей воспринимает басню с “высоты” своего опыта и собственного понимания текста.
Однако вполне можно поспорить с моим предположением о полярности мнений. Ведь однозначно, что в басне “Волк на псарне” Волк остается отрицательным персонажем. Для детей это воплощение хищника, а для взрослых, по замыслу автора, он должен ассоциироваться с Наполеоном. Нр все-таки не все басни Крылова можно так легко разложить по полочкам.
Рассмотрим,


например, тоже знакомую с детства басню “Стрекоза и Муравей”. Представим картину, которую составляют для себя маленькие читатели. Красивая и легкая Стрекоза летом пела, плясала, веселилась и украшала этот мир своим присутствием. Она, перепархивая с цветка на травинку, радует всех своим появлением. Муравей же всегда куда-то спешит, иногда что-то тащит для своего муравейника. И вполне естественно, что он должен приютить Стрекозу на холодный период, тем более, что у него готов домик. Поэтому слова: “Так поди же, попляши!” – звучат очень жестоко. И дети в основном осуждают действия Муравья, проникаясь сочувствием к обездоленной Стрекозе.
А теперь попробуем описать другое впечатление от прочитанной басни, 6(1-лее вдумчивое. Стрекоза, веселясь все лето, просто не задумывается о том, что ждет ее в холодную осень и зиму. Трудяга же Муравей не просто поглощен своим трудом. Он понимает, что в холод и голод без муравейника и запасов погибнет. И поэтому его ответ Стрекозе не вызывает возражений: “Ты пела? Это дело:/ Так поди же, попляши!” Возможно, что, если бы Стрекоза обманула его, почему ей негде найти приют; Муравей и помог бы ей. Но здесь слишком сильно противопоставление беззаботного времяпрепровождения одной и постоянного труда другого.
А посмотрим на басню еще с одной точки зрения. Как известно, во все времена сильный пол заботился о слабом. И порой неважно было: знакомы мужчина и женщина или нет. Просто изначально так повелось. Когда смотришь с этой позиции, то Муравей должен если не приглашать к себе, то хотя бы помочь или отнестись Менее холодно и жестоко к просьбам гибнущей от голода и холода Стрекозы, дать
Ей приют.
Вот, казалось бы, одна басня, а сколько интерпретаций она имеет. Возможно, в пей заложен еще и какой-нибудь писательский замысел, но со временем он утратился, и мы уже не улавливаем этой ниточки в произведении.
Разумеется, “Стрекоза и Муравей” далеко не единственная басня, вызывающая как сходные, так и полярные, на первый взгляд, интерпретации басенного наследия Крылова. Еще одна не менее интересная басня “Бочка”. Попробуем посмотреть и на нее с различных позиций.
Первая заключается в том, что человек правильно поступил, одолжив пусть и Не хорошему другу, а приятелю бочку. Зачем жадничать, когда у тебя есть возможность помочь другому человеку. Обидно, конечно, что хозяин бочки потом не мог ей воспользоваться из-за винного духа, сохранившегося в бочке. Но раз он какое-то время ей не пользовался, сможет и дальше прожить без нее.
А вот и другой взгляд. Читатель сочувствует хозяину бочки и негодует на того, кто испортил вещь. Один приятель помог другому в трудную минуту, выручил. А ему хоть и вернули в целости то, что взяли, но пользоваться ей нельзя:
Но чем ту Бочку ни нальет,
А винный дух все вон нейдет,
И с Бочкой наконец он принужден расстаться.
И невольно задумаешься после такой басни: стоит ли давать другим свои вещи, В вдруг испортят. И как реагировать человеку, когда в ответ на доброе дело он сталкивается с неблагодарностью и безразличием к нему со стороны того, кому была оказана помощь.
В этой небольшой по объему басне можно найти и третий вариант толкования смысла, если обратимся к морали. Здесь говорится о том, что, раз напитавшись вредным учением, будешь использовать его во всех своих делах. Акцент в морали ставится не на дружеские отношения, а на объект – бочку. Она впитывает то, что в нее кладут, и сама не в состоянии от этого избавиться. Помощь же людей положительного результата также не дает.
Посмотрим еще одну басню – “Осел и Соловей”. Однако здесь взгляд на произведение будет зависеть от уровня образованности читателя. Обратимся к обыкновенному, так сказать, неподготовленному читателю. В басне Соловей завораживает всех своим пением, и все им любуются. Осел оценить его искусство оказывается не в состоянии и сравнивает его с Петухом. Он тоже мастер петь в своем жанре, но вряд ли подойдет в качестве учителя Соловью.
Подготовленный же читатель, который знает немного и о самих баснях, может по-другому прочитать эту басню. В исследовательской литературе указывается, что Соловей олицетворяет самого Ивана Андреевича Крылова. В узком кругу литераторов он имел такое прозвище. Поэтому невольно ставишь акценты на другие моменты в басне, а именно как описывается баснописцем Соловей:
Защелкал, засвистал.
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно онослабевал
И томист вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Эти строчки можно соотнести с многогранным талантом Крылова, который обращался к различным текстам: как журнальным, так и драматическим. А вот мораль на этот раз объединяет оба толкования: “Избави бог и нас от этаких судей”, – резюмирует Крылов. Таким образом, какой бы читатель (подготовленный или неподготовленный) ни обратился к толкованию басни “Осел и Соловей”, вывод получается один: судей-ослов много, но судить как таковые они не вправе, поскольку слишком далеки от обсуждаемого объекта.
Со времен, когда Иван Андреевич Крылов писал свои замечательные произведения, прошло уже более двух столетий. Но талант истинного мастера в том и проявляется, что его творения остаются актуальными во все времена. И каждое новое поколение трактует наследие талантливого автора по-своему.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Память компьютера делится на.
Сейчас вы читаете: Новый взгляд на басни Крылова