Сцена финального объяснения Челкаша и Гаврилы, как кульминация повествования


Сцена финального объяснения Челкаша и Гаврилы как кульминация повествования в рассказе М. Горького “Челкаш”
Ранний период творчества Максима Горького характеризу­ется созданием ряда произведений романтической направлен­ности. Романтическое искусство отличается подчеркнутой яр­костью человеческих характеров и повышенным драматизмом жизненных обстоятельств. В таких рассказах, как “Макар Чудра”, “Старуха Изергиль”, писатель использует материал сказок и легенд. Но и в произведениях на реалистической основе он создает образы, овеянные дыханием романтики. Таков заглав­ный герой написанного в 1894 году рассказа “Челкаш”.
Конфликт этого рассказа выражен в столкновении двух ха­рактеров, двух мировоззрений, представленных образами Чел­каша и Гаврилы. Оба они происходят из крестьян. Но сейчас “Гришка Челкаш, старый травленый волк, хорошо знакомый гаванскому люду, заядлый пьяница и ловкий, смелый вор”. А Гаврила попал в портовый город после странствий в поисках заработка. Он мечтает заработать большую сумму денег, чтобы вернуться в свою деревню, построить собственный дом и вы­годно жениться.
В результате опасной ночной операции Челкаш выручает солидную сумму денег и часть из них платит Гавриле, которо­го нанял гребцом на лодку. С этого момента начинается фи­нальная сцена рассказа, которая и является его кульминацией.


/> Челкаш добыл “солидный заработок”, потребовавший “не­много труда и много ловкости”, и выполнил условия сделки, заключенной с Гаврилой. Каждый участник воровской опера­ции получил свою долю, соответствующую, так сказать, соб­ственному “трудовому” вкладу. Но Гаврила, изумленный тем, как просто и быстро досталась Челкашу огромная, по его кре­стьянским понятиям, сумма (он уже не вспоминает, как оба они рисковали жизнью и свободой, забыл, как трусливо вел себя на море), не может расстаться со своим напарником, а точнее – с деньгами, которые тот уносит. Это неприятно по­ражает Челкаша еще в лодке:
“- А жаден ты!. Нехорошо. Впрочем, что же?. Крестья­нин. – задумчиво сказал Челкаш.
– Да ведь с деньгами-то что можно сделать!. – восклик­нул Гаврила, вдруг весь вспыхивая страстным возбуждением. И он отрывисто, торопясь, точно догоняя свои мысли и с лету хватая слова, заговорил о жизни в деревне с деньгами и без денег: – Почет, довольство, веселье!.”
А на берегу происходит сцена, которая еще больше роняет крестьянского парня в глазах свободолюбивого и великодуш­ного вора: “Вдруг Гаврила сорвался с своего места, бросился к ногам Челкаша, обнял их своими руками и дернул к себе. Челкаш пошатнулся, грузно сел на песок и, скрипнув зубами, резко взмахнул в воздухе своей длинной рукой, сжатой в кулак.
Но он не успел ударить, остановленный стыдливым и проси­тельным шепотом Гаврилы:
– Голубчик!. Дай ты мне эти деньги! Дай, Христа ради! Что они тебе?. Ведь в одну ночь – только в ночь. А мне – года нужны. Дай – молиться за тебя буду! Вечно – в трех церквах – о спасении души твоей!. Ведь ты их на ветер. а я бы – в зем­лю! Эх, дай мне их! Что в них тебе?. Али тебе дорого? Ночь одна – и богат! Сделай доброе дело! Пропащий ведь ты. Нет тебе пути. А я бы – ох! Дай ты их мне!”
И Челкаш, “дрожа от возбуждения, острой жалости и нена­висти к этому жадному рабу”, бросает ему все деньги. В ответ Гаврила разражается воплями восторга и благодарности.
“Челкаш слушал его радостные вопли, смотрел на сиявшее, искаженное восторгом жадности лицо и чувствовал, что он – вор, гуляка, оторванный от всего родного – никогда не будет таким жадным, низким, не помнящим себя”.
А затем, в порыве животной радости, Гаврила делает при­знание, которое резко меняет ситуацию:
“- Ведь я что думал? Едем мы сюда. думаю. хвачу я его – тебя – веслом. рраз!. денежки – себе, его – в море. тебя – то. а? Кто, мол, его хватится? И найдут, не станут допытывать­ся – как да кто. Не такой, мол, он человек, чтоб из-за него шум подымать!. Ненужный на земле! Кому за него встать?”
Оскорбленный до глубины души Челкаш силой отбирает деньги у Гаврилы, и тогда тот пытается убить его камнем. В конце концов раненный в голову Челкаш возвращает день­ги Гавриле и, не обращая внимания на его мольбы о прощении, уходит, “пошатываясь и все поддерживая голову ладонью левой руки, а правой тихо дергая свой бурый ус”. А “Гаврила снял свой мокрый картуз, перекрестился, посмотрел на деньги, за­жатые в ладони, свободно и глубоко вздохнул, спрятал их за пазуху и широкими, твердыми шагами пошел берегом в сторо­ну, противоположную той, где скрылся Челкаш”.
В финальной сцене Горький демонстрирует читателю духов­ное превосходство Челкаша. Вор и пьяница проявляет благород­ство и щедрость, а “честный малый” едва не становится граби­телем и убийцей. Челкаш – изгой общества, но у него есть нрав­ственные правила, а главное – он ощущает себя свободным че­ловеком, имеющим чувство собственного достоинства.
В концепции рассказа проявилось настороженное отноше­ние Горького к русскому крестьянину. Писатель считал кресть­янство косной общественной силой, не способной к револю­ционному преобразованию жизни. Поэтому порвавший со сво­ими крестьянским корнями босяк, вор и пьяница Челкаш оказывается нравственно сильнее Гаврилы, лишенного роман­тических чувств и способного на преступление ради наживы.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Что характерно для литературы эпохи просвещения.
Сейчас вы читаете: Сцена финального объяснения Челкаша и Гаврилы, как кульминация повествования