Жизненный путь Ниловны

Это редкое счастье, когда сын мо­жет назвать свою мать родной и по духу.
А. М. Горький
Не случайно первым словом ребенка, на каком бы языке оно ни звучало, было, есть и будет слово “мама”. Сколько нежности и благодарности слива­ется в нем! Каким глубоким смыслом оно наполня­ется с годами! Горький утверждал, что в материнс­кой любви заключена вся поэзия жизни. В образе матери для Горького идеально слились нравствен­ное и созидательное начала. Мать – источник жиз­ни, источник любви. Мать и ее дети – единое целое, если они родные не

только по крови, но и по духу.
Тему духовного родства раскрывает Горький в романе “Мать”, само название которого указывает на главного героя произведения. В центре повество­вания Пелагея Ниловна – мать Павла Власова, ра­бочего-революционера. Роман построен таким обра­зом, что Ниловна является участником или свиде­телем всех описываемых событий. Название романа и его композиция подчинены задаче, которую Горь­кий поставил перед собой: показать, как под влия­нием революционных Идей пробуждалось самосо­знание трудовых масс, формировалось в рабочих чув­ство собственного достоинства, как включались они в
борьбу за правду и справедливость. Именно поэто­му главной героиней романа была выбрана простая русская женщина, неприметная вдова из рабочей слободки, принадлежащая к самым отсталым и уг­нетенным слоям населения, сын которой – револю­ционер. Благодаря ему Ниловна становится не про­сто свидетелем, но и непосредственным участником борьбы. Из темного, забитого я безмолвного суще­ства она превращается в горячего пропагандиста, зна­ющего правду и уверенно несущего ее людям.
В начале романа мы видим робкую, покорную жен­щину, которая “двигалась бесшумно и как-то боком”. Она угнетена пьяным и буйным мужем, постоянными побоями, бедностью. Дикая, беспросветная жизнь! Се­годняшний день похож на вчерашний. Будущего нет. Страх, страх, страх. За себя, за сына. После смерти мужа Ниловна все свое внимание устремила на сына, который уже прошел путь, свойственный обыкновен­ным парням из слободки, и теперь сосредоточенно и упрямо выплывал “из темного потока жизни”.
“Она сердцем поняла, что сын ее обрек себя на­всегда чему-то тайному и страшному”. Ниловна с тревогой прислушивается к тому, о чем говорят Па­вел и его товарищи. Она боится, что подобные раз­говоры плохо кончатся для Павла. Но что-то уже сдвинулось в душе Ниловны, вместо страха рожда­ется новое чувство – гордость за сына. Ненависть к прошлому, “похожему на болото”, вырастает в ней. Ее большое сердце, до этого умевшее только боять­ся, начинает биться в ином ритме.
Постепенно Ниловна освобождается от страха и рабской покорности, религиозных предрассудков. У нее появляются общие духовные интересы с сы­ном. Из любви к сыну мать выполняет свое первое революционное поручение: распространяет листов­ки на фабрике. Она начинает понимать идеи сына. “Правду вашу я тоже поняла: покуда будут богатые – ничего не добьется народ: ни правды, ни радости – ничего!” Ближе она стала сыну, гораздо ближе. И на первомайской демонстрации старается не от­стать от Павла, идет рядом с ним.
Ниловна меняется духовно в окружении чутких, добрых людей, таких как Андрей Находка, кото­рый обучает ее грамоте, Софья, Егор Иванович. С жадным любопытством всматривается она в окру­жающий мир, который словно впервые распахива­ется перед пожилой женщиной. Появляется любовь к прекрасному, а вместе с ней – ненависть к “свин­цовым мерзостям жизни”. Появляются революци­онные убеждения и “требовательное желание своим языком говорить людям о несправедливостях жиз­ни”. Ниловна становится профессиональной револю­ционеркой. Ее любовь к единственному сыну пере­росла в огромное материнское чувство ко всем бор­цам за освобождение народа. Сознание того, что она приносит пользу в революционной борьбе, наполня­ет сердце женщины гордостью, пробуждает в ней чув­ство самоуважения. “Душу воскресшую – не убьют!”
Не только Ниловна гордится своим сыном, но и Павел гордится своей матерью, которая стала ему и по духу родной. Эта духовная общность укрепляет и на­полняет глубоким содержанием любовь матери и сына.
Когда царский суд осудил Павла, мать не подда­лась горю. Она мужественно понесла в массы слово сына. Арестованная на вокзале, избиваемая жандар­мами, она напрягает последние силы, чтобы бросить людям листовки с речью Павла. Из груди ее выры­вается пламенный призыв: “Собирай, народ, силы свои во единую силу!”. Только на секунду сердце ее “оделось едким дымом страха”, но она подумала о чести сына: “Не позорь сына-то! Никто не боится”.
Образ Ниловны свидетельствует о глубоком изме­нении мировосприятия людей, вступивших на путь ре­волюционной борьбы. Причем образ этот типичен, ре­ален, не идеализирован автором. Горький писал, что Ниловна – “портрет матери Петра Заломова, осуж­денного . за демонстрацию 1 Мая в Сормове. Она ра­ботала в организации, развозила литературу, переоде­тая странницей, в Иваново-Вознесенском районе.”
Горький обогатил галерею женских образов, ко­торыми вправе гордиться русская литература, новым для своего времени и совершенно неповторимым, та­лантливо написанным портретом Ниловны. Литера­турная героиня намного пережила свой прототип. И хотя сегодня революционное движение начала про­шлого века представляется нам в ином свете, чем автору романа, написанного по свежим следам собы­тий, – образ Ниловны понятен и близок сегодняшне­му читателю. Близок тем, что это живой образ живо­го человека, посвятившего себя служению людям.




Morphological structure of words.
Сейчас вы читаете: Жизненный путь Ниловны