Ранняя проза М. Горького (по рассказу “Макар чудра”)

М. Горький известен нам в большей мере как “поэт пролетариата”, “выразитель его коллективной души”. Действительно, многие произведения этого писателя, ставшие образцом социалистического реа­лизма, посвящены людям, стоявшим у истоков рево­люции, строительства нового общества. Но для полно­го осмысления личности и творчества писателя не ме­нее важны и другие – ранние произведения Горького, исполненные философской романтики.
“Романтика живет не в светских гостиных. Ро­мантику надо искать. среди великой и могучей при­роды,. хотя и не только там. Ибо родина ее в челове­ческих сердцах,., которые. бьются в груди у людей, жаждущих Свободы и Любви”, – эти слова Майн Рида с полной уверенностью можно отнести к благо­родным вольнолюбивым героям раннего творчества Горького.
“Несогласие” с “бескрылым” существованием, не­совместимым с “духом смятенным”, резкое порица­ние духовной лени и трусости мещан, непривычный для настроений тех лет эмоциональный подъем отли­чает экзотические рассказы “Макар Чудра” и “Стару­ха Изергиль”.
Горький всегда осуждал тех, кто не замечал красо­ты мира, тех, кто все подчинял мелким, суетным рас­четам. Всю свою жизнь он вел борьбу против обыва­тельского “антиромантизма”, воплощая свои смелые мысли в рассказах, повестях и пьесах.
Своеобразный вызов мещанству,

заключающийся в поэтизации кочевой стихии, мы видим в рассказе “Макар Чудра”. Картинный цыганский мирок как бы противопоставлен серым обывательским будням. Удивительны и ярки образы героев, созданные авто­ром: колоритная фигура старого цыгана-философа Макара Чудры, его дочери – Нонки, лишь упомяну­той автором, но сделано это так мастерски, что Нонка воспринимается как вполне завершенный образ, уча­стник происходящих событий: “На ее смуглом, мато­вом лице замерла надменность царицы, а в подерну­тых какой-то тенью темно-карих глазах сверкало соз­нание неотразимости ее красоты и презрение ко всему, что не она сама”. Но как ни прекрасна молодая цыганка, ей далеко до главной героини повествова­ния Макара – Радды, красоту которой “можно бы на скрипке сыграть, да и то тому, кто эту скрипку как свою душу знает”. Упоминание скрипки вызывает ас­социации с прекрасной, надрывной, плачущей мело­дией, неподвластной оценке, звучащей соло. Эта ху­дожественная деталь – скрипка в руках у Зобара, та­лантливого музыканта, колоритно выписанного Горьким: “Усы легли на плечи и смешались с кудря­ми, очи, как ясные звезды, горят, а улыбка – целое солнце.”. Красива и душа молодого цыгана: “нужно тебе его сердце, он сам бы вырвал его из груди да тебе и отдал, только бы тебе от того хорошо было”.
Яркие, почти нереальные персонажи. И чувства их – страстные, обжигающие, не имеют ничего обще­го с чувствами обыкновенных людей. Но для их горя­чей крови мало земной любви: “Волю-то, Лойко, я люблю больше тебя”, – говорит красавица Радда сво­ему возлюбленному. Но как ни мила прекрасная цы­ганка Зобару, и для него воля – единственное, ради чего стоит жить. А если “два камня друг на друга ка­тятся, становиться между ними нельзя – изувечат”.
Не обрели земное счастье Лойко с Раддой, предпо­читая умереть, чем потерять вольную жизнь.
Погибли молодые герои, но память о них перероди­лась в легенды, передаваемые из уст в уста, как свиде­тельство неискоренимого духа свободы, живущего в человеке.
Дух цыганской свободы, непостижимость бушую­щих в сердцах молодых цыган страстей создают ощу­щение бесконечного простора, бескрайнего простран­ства. Вторят этому и описанные писателем картины природы: “слева – безграничная степь, справа – бес­конечное море”. “Месяц серебром всю степь залил, и далеко все видно”, а море распевает “мрачный и тор­жественный гимн гордой паре красавцев-цыган”.
История их любви, вроде бы случайно рассказан­ная старым цыганом, воспринимается как один из от­ветов на те вопросы, которыми задается Макар Чудра в начале рассказа: в чем смысл человеческой жизни? Кому нужен человек? Надо ли “прощать людей и лю­бить их”?
На первый взгляд, кажется, что вольнолюбивый старик восхищается выбором Радды и Зобара, незави­симость которых не смогла победить даже любовь, но с другой стороны, “.Идешь ты, ну и иди своим путем, не сворачивая в сторону. Прямо и иди. Может, и не за­гниешь даром”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Classification of phraseology.
Сейчас вы читаете: Ранняя проза М. Горького (по рассказу “Макар чудра”)