Когда человек бывает подлецом (по роману “Преступление и наказание”)

Где это,- подумал Раскольников, где это я читал, как один приговоренный к смерти, за час до смерти, говорит или думает, что если бы пришлось ему жить где-нибудь на высоте, на скале, и на такой узенькой площадке, чтобы только две ноги можно было поставить, – а кругом будут пропасти, океан, вечный мрак, вечное уединение и вечная буря,- и оставаться так, стоя на аршине пространства, всю жизнь, тысячу лет, вечность,- то лучше так жить, чем сейчас умирать! Только бы жить, жить и жить! Как бы ни жить, – только жить!. Экая правда! Господи, какая правда! Подлец

человек! И подлец тот, кто его за это подлецом называет”,- прибавил он через минуту”. Люди подлецы, раз они примиряются с такими условиями жизни, которые хуже узенькой площадки над Пропастью, если они живут лишь для того, чтобы жить, да еще обожествляя тяготеющий над ними жестокий и унижающий закон.
В мире существует не только рабство, но и добровольное подчинение слабых сильным, покорные жертвы, поверившие, что так все и должно быть и что так все должно и дальше идти. Мало того, Раскольников упрекает и Дуню в подлости, хотя он и понимает, что основой “подлости” Дуни является высокий героизм. Дуня шла на брак
с Лужиным с тем же чувством самоотверженности, которое в иные времена и в иных случаях побуждало христиан бестрепетно идти на распятие. Но тс, первые христиане, пс принимали языческо-г. о мира, а героическое самопожертвование Дуни оставляло нетронутой всю неправду существующего мира да еще чревато было превращением Родиона в подлеца-столпа, поддерживающего здание, подлежащее сносу.
Раскольников знал, однако, что не все люди подлецы или, во всяком случае, не до конца подлецы. Он понимал, что такие, как Мармеладов, – это все-таки не до конца привыкшие и оттого и пьющие. Пьянство – это не, только проявление отчаяния, это еще и судорога слабого, но не способного привыкнуть к страданиям, к несправедливости, к отсутствию сострадания. “Ибо, милостливый государь, когда придется вам в первый раз целовать сапог другого, подобием схожего вам существа, хотя бы и благолепнейшего из старцев, то вы непременно домой’ воротитесь пьяненькой. Если же вы чувствительностью одарены, то и в третий и в пятый раз домой воротясь пьяненькой”.
Подлость в иных случаях и самоубийство, потому что иное самоубийство – это бегство от невыносимых противоречий и тягот, бегство от долга, та же капитуляция, только в другой форме.
Подлость и гамлетовское состояние – страхи, сомнения, промедления перед действием, даже если это действие будет преступным. Жизнелюбие, ведущее к приспособленчеству или даже к умыванию рук,- подлость. В пользу ли, разумно ли терпеть, если за терпение надо заплатить такой платой, как Соня, если за терпение надо вручить свою судьбу Лужину или лужиноподобным? Если человек не подлец, надо не терпеть, а действовать, чтобы все переменить-г-все кончить и все начать сызнова, одним махом, одним ударом. Голова Раскольникова “слегка было начала кружиться; какая-то дикая энергия заблистала вдруг в его воспаленных глазах и в его исхудалом бледно-желтом лице. Он не знал, да и не думал о том, куда идти; он знал одно: “что все это надо кончить сегодня же, за один раз, сейчас же; что домой он иначе не воротится, потому что не хочет так жить”. Как кончить? Чем кончить? Об этом он не имел и понятия, да и думать не хотел. Он отгонял мысль; мысль терзала его, Он только чувствовал и знал, что надо, чтобы все переменилось, так или этак, “хоть как бы то ни было”, повторял он с отчаянною, неподвижной самоуверенностью и решимостью”.
Раскольников – живой образ, герой художественного произведения. Он не обязан выражаться философским языком, он должен говорить соответственно своей натуре и своим обстоятельствам. Но его негодующее отношение к. подлости совпадает с восклицанием Белинского в письме к Боткину: “Проклинаю мое гнусное стремление к примирению с гнусною действительностию”. Да и выражения “подлое” и “гнусное” стоят в одном семантическом, лексическом и эмоциональном ряду.
К миру такому, каков он есть, к подлому, к гнусному миру нельзя привыкнуть мыслит и чувствует Раскольников. Принятие этого мира, существование в нем по отпущенному тебе судьбой “билету” – высшая ступень нравственного падения, подлость. Непременным условием высшей честности и высшего благородства является воля к перемене, хотя бы она, вследствие непродуманности, вследствие ложно поставленной цели, вела бы тебя и к убийству – такова логика и таковы чувства Раскольникова.
“Я не могу не жить”, – думает Раскольников, но существовать подлецом – это еще не значит жить. “Я понимаю свое значение под словом жизнь. Я не такой человек, чтоб дозволить мерзавцу губить беззащитную слабость. Я вступлюсь. Я хочу вступиться. Для того человеком стать хочу. С образования начиная – потому образование – сила, и дальше всю жизнь. Мастера жизни не так делали. Они весь свет переворачивали.”,.
Исходный пункт замысла Раскольникова: чтобы стать человеком, надо отвыкнуть; чтобы не быть подлецом, надо вступиться; и знание имеет значение не как путь к профессии, не как ступень к карьере, а как орудие понимания и критики, как обоснование новой и независимой нравственности, не принимающей существующего мира; лучше умереть стоя, чем жить на коленях; добровольный раб – подлец, подлец и тот, кто во имя сытного. куска хлеба не вступится за униженных и оскорбленных. Лужин не вступится, – человек должен вступиться; если для того, чтобы вступиться, нужно переступить через традиции, освященные давностью, через нормы, сильные своей общепризнанностью,- нужно переступить!


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Какие типы памяти используются в современных компьютерах.
Сейчас вы читаете: Когда человек бывает подлецом (по роману “Преступление и наказание”)