Русский солдат в поэме Твардовского “Василий Теркин”


Поэма Александра Твардовского “Василий Теркин” с газетного листа шагнула в ряд бессмертных произведений русской литературы. Как и всякое великое произведение, поэма Твардовского дает правдивую картину эпохи, картину жизни своего народа.
В образе Василия Теркина поэт сумел выразить главное в русском национальном характере, выявить его лучшие черты. “Книга про бойца” – это произведение “без особого сюжета”, “без начала, без конца”, так как на войне, когда в любую минуту можно погибнуть, “кто доскажет, кто дослы-шит – угадать вперед нельзя.” Сознавая свою большую ответственность очевидца, Твардовский размышляет о своем герое и говорит:
В чем-то я его богаче, –
Я ступал в тот след горячий,
Я там был. Я жил тогда.
Вот перед нами первая глава “От автора”. Здесь Твардовский определил пафос поэмы: изображение правды, какой бы она ни была.
. А всего иного пуще
Не прожить наверняка –
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.
События поэмы происходят на фронте, то есть на той полосе земли, где непосредственно готовились и шли сражения. Сюжет “Теркина” дает ответ на всенародный вопрос: как победить, что для этого нужно? Есть в поэме и героизм, и человечность, и та “скрытая теплота патриотизма”, которая была у Льва Толстого


при описании другой Отечественной войны – 1812 года. Эта параллель не случайна. Ведь эпический герой Твардовского – русский солдат, наследник своих героических предков:
Тем путем идем суровым,
Что и двести лет назад.
Проходил с ружьем кремневым
Русский труженик-солдат.
Путь русского труженика-солдата, советского солдата печальных дней отступления, возникает в главе “Перед боем”:
Вслед за властью за советской,
Вслед за фронтом шел наш брат.
Но в этой горькой картине больше оптимизма и веры в конечную победу, чем в иных бравурных маршах. В знаменитой главе “Переправа” трагическое переходит в героическое:
Бой идет – святой и правый,
Смертный бой не ради славы,
Ради жизни на земле.
Обычное, “мирное” слово “переправа” приобретает трагическое звучание:
Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда.
Кому память, кому слава,
Кому темная вода, –
Ни приметы, ни следа.
Динамичные, скупые, точные в описании событий строки поэмы потрясают читателя. Твардовский разворачивает картину трагической гибели русских солдат. Глубокая скорбь звучит в этих строчках:
И увиделось впервые,
Не забудется оно:
Люди теплые, живые
Шли на дно, на дно, на дно.
В центре поэмы – народный характер, обобщенный в образе Василия Теркина. Это не просто балагур и весельчак, каким он кажется с первого взгляда. В главе “На привале”, где он впервые рассказывает о себе – молодом бойце, мы узнаем, что ему уже порядком досталось от войны. Он был трижды в окружении: “Был рассеян я частично, А частично истреблен. Но. однако, жив вояка”.
И вот приходит к солдатам Теркин со своей “политбеседой”, короткой и простой:
Я одну политбеседу повторял: – не унывай,
Не зарвемся, так прорвемся.
Будем живы – не помрем.
Срок придет, назад вернемся.
Что отдали – все вернем.
Тяжела война, страшны потери, но самый большой урон – это уныние, отчаяние, безверие. Солдату нужно крепиться. Вот и вся теркинская “пропаганда” , но сколько в ней спрессовано народной мудрости и уверенности в том, что зло не может быть бесконечным и безнаказанным.
Теркин встает перед всеми как бывалый солдат, для которого жизнь – это оставшийся от отца дом, милый, обжитой и находящийся в опасности. Он – работник, хозяин и защитник этого дома. В Теркине чувствуется большая душевная сила, стойкость, умение подниматься после каждого удара. Вот он шуткой смягчает рассказ о трех “сабантуях”; вот он ест “со смаком” солдатскую пищу; вот невозмутимо укладывается на сырой земле под дождем, укрывшись “одной шинелькой”.
Мечта Теркина о награде (“Я согласен на медаль”) – это не тщеславное желание прославиться или выделиться. На самом деле это желание увидеть родные края и родных людей свободными. В главе “О горе”, когда Теркин с любовью, с “дрожью сердечной” вспомнил смоленскую родную землю, глотнул ее воздух, услышал ее голос, восклицает от всей души:
Мне не надо, братцы, ордена,
Мне слава не нужна,
А нужна, больна мне Родина,.
Родная сторона!
Не раз смерть встает в “книге про бойца” в самых различных обстоятельствах и обличиях. О ней сказано без смягчений, в прямых словах и точных подробностях:
Ждут, молчат, глядят ребята,
Зубы сжав, чтоб дрожь унять.
Ты лежишь ничком, парнишка
Двадцати неполных лет.
Вот сейчас тебе и крышка.
Вот тебя уже и нет.
Смерть тушит все краски жизни, она подло обкрадывает человека. Инстинктивному страху смерти нужно уметь по-человечески противостоять, если не можешь ее одолеть.
Нет, товарищ, зло и гордо,
Как закон велит бойцу,
Смерть встречай лицом к лицу
И хотя бы плюнь ей в морду,
Если все пришло к концу.
Знаменательно то, что Теркин живет как бы в двух измерениях: с одной стороны, это вполне реальный солдат, стойкий боец Советской Армии. С другой стороны, это русский сказочный солдат-богатырь, который в огне не горит и в воде не тонет.
Богатырь не тот, что в сказке –
Беззаботный великан,
А в походной запояске.
Человек простой закваски.
В муках тверд и в горе горд
Теркин жив и весел, черт!
Василий Теркин стал любимейшим героем; он раньше автора, создавшего его, был воплощен в скульптуру, установленную на Смоленщине. Твардовский нигде не описал внешность Теркина, но этот боец узнаваем
То серьезный, то потешный,
Нипочем, что дождь, что снег, –
В бой, вперед, в огонь кромешный,
Он идет, святой и грешный,
Русский чудо-человек.
Так и уходит Василий Теркин сквозь все стихии мира в бой, в будущее, в духовную историю нашего общества.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Syntagmatic relationships in grammar.
Сейчас вы читаете: Русский солдат в поэме Твардовского “Василий Теркин”