Сказка – ложь, да в ней намек

Сказка ложь, да в ней намек…

В наш торопливо-безумный век, когда практически исчез такой вид литературы как литература для семейного чтения, хочу я, мой дорогой Читатель, рассказать тебе самую обыкновенную сказку-быль об одной семье.

А жила та семья в деревушке Землянино. И было в деревушке той всего-ничего несколь-ко улиц. Разные это были улицы и по-разному на них народ жил.

Основные деревенские события происходили на Главной улице. Здесь жили побогаче, чем на остальных улицах, вот потому-то и народ здесь проживал позаносчивее да

позади-ристее. К тому же каждый на этой улице явно либо тайно желал за счет соседа хотя бы немножко подразжиться.

Все обитатели Главной улицы волей-неволей по-соседски друг с другом дружбу водили, нередко ссорились, однако считали за честь водить компанию с одним из главных обита-телей этой улицы. А было этих главных на улице две семьи и жили они в противополож-ных концах. Та семья, что жила на Западной окраине в большом достатке жила. Дом их стоял поодаль от других и был огорожен ну очень крепким забором.

Предки их нагловаты и вороваты были, однако ж трудолюбием и упорством Бог их так же не обошел. Бывало, что ради

богатства своего они и убийствами не брезговали. А когда между соседями на улице драки вспыхивали, они помогали и тем и другим, не без корысти, конечно. Вот и прикопили кой-какого барахлишка. А как барахлишка достаточно много накопили, так сразу стали врать на всю округу о честности и демократии, о Боге.

Но в душе-то им на это было глубоко наплевать: все это они говорили для других. Для себе же старые привычки не так уж и редко не забывали, когда нужно было.

На Восточной окраине жила другая семья. Земельный надел имела преогромный, да пло-хо огороженный. Вот соседи иной раз и зарились на ту землицу: у них-то наделы были не больно велики.

Мать того семейства была большая, добродушная, да бесхитростная. И было у той Мате-ри много детей: и своих, и приемных. Жили бедновато, но дружно. Зла друг на друга не держали.

А ежели нужда случалась, то помогали один другому: последнего куска для другого не жалели.

Мать малограмотной была, да и хмельного выпить любила. Ничего не зная о педагогике да психологии иной раз крепко бивала детей своих, пытаясь привить им навыки хорошего поведения и трудолюбия. Особенно родным детям перепадало от нее Чтобы преодолеть бедность она заставляла детей работать денно и нощно, а наиболее смышленых отправила наукам учиться…

Все было в этой семье так как и в других семьях, вот только с отцами не везло: менялись они, только мало что менялось в этой семье. Особенно второй отчим запомнился: вроде бы все правильно говорил, да больно крут был: драл своих детей смертным боем подряд, чтобы тишина и Порядок в доме были.

Выучились смышленыши, заматерели, кой-какие мыслишки на ус намотали. Стыдиться стали они своей “нецивилизованной” матери. Сначала тайком, а потом и вслух все громче и громче осуждать ее стали. А один их них, наиболее пронырливый с родимым пятном на лбу, дружбу затеял с Западной семейкой.

Отец Западного семейства ехидненько нашепты-вал смышленышам: “Хотите так сытно и красиво жить, как я? Нет ничего проще! Бросьте ко всем чертям свою дуру-мать и я вам помогу устроить сладкую жизнь”.

Наслушавшись таких советов задумали смышленыши уйти от своей матери. Стали речи мудреные вести о “перестройке”, о “гласности”, о “демократизации и гуманизации” и т. п.

Тут в восточном семействе начались постоянные ссоры и драки. Каждый стал вспоминать все обиды, начиная с незапамятных времен, которые в семье приключились, а некоторые происходили по вине западного семейства, но они об этом помалкивали. Не жизнь наста-ла, а сущая чехарда. Стали Дети отделяться от семьи и обвинять Мать во всех своих бедах-горестях.

И распалась некогда единая, мощная семья, и растащили ее имущество кто куда. Но основное имущество семьи смышленыши к своим рукам прибрали. Не выдержала старуха-Мать позора и скончалась.

Плачут дети и внуки-работяги на пепелище, а иудушки-смышленыши теперь между собой из-за сребреников дерутся. Дядька же с западной окраины довольный такой, усме-хается и “советы” новые им дает…

Однако поздно или рано придет время и дети-внуки-трудяги создадут на том пепелище новую семью, отстроят новый, светлый дом и заживут в нем в добре весело и мирно.

Вот и сказочке конец. Однако помните: сказка ложь, да в ней намек…

“И чего это он нас сказочками убаюкивает?” – спросит иной читатель. Нет, я не убаюкиваю, а наоборот страстно желаю разбудить дремлющие дотоле чувства, столь не-обходимые нашему обществу сейчас. А речь-то идет о простых, но естественных чувствах порядочного Человека: патриотизме и чести.




Morphological structure in english.
Сейчас вы читаете: Сказка – ложь, да в ней намек