Идея родины в “Песни о Роланде”



Идея родины сливается с идеей христианской Европы, противоборствующей мусульманскому Востоку. Здесь произошла любопытная передвижка идей: первоначально оборонительная идея борьбы против мусульман, вторгшихся в Европу, превращалась в обстановке крестовых походов в идею явно наступательную; но в конкретной теме “Песни о Роланде” идея все же была именно оборонительная и заключалась в том, что мужество франкских пехотинцев остановило арабское нашествие в битве при Пуатье.
Вернемся к идее вассалитета, очень важной для выяснения настроений автора. Были попытки истолковать всю “Песнь” едва ли не как своеобразную агитку, пропагандирующую идею вассальной верности. Конечно, такая точка зрения на поэму, многообразно впитывающую в себя культуру своей эпохи, неверна, предвзята, не исторична. Тема вассалитета, очень ярко выраженная в поэме, развита в ней далеко не элементарно. Из трех вассалов – Гуенелона, Роланда и Оливьера – самым мудрым оказывается именно Оливьер, вассал, заботящийся не только о своем честном имени и славе сеньора, но и о жизни дружинников – жизни рядовых, незнатных бойцов феодального войска. А вассал Гуенелон оказывается изменником не только потому, что убил Роланда, но и потому, что убил государева слугу, нанес урон королевскому, государственному делу. Все это указывает на неизвестного автора “Песни” как


на представителя той рыцарской среды, которая складывалась вокруг крупных феодальных дворов с их тенденцией к известному централизму, к обузданию феодальной анархии.
Что эта тенденция имелась и во французской, и в английской жизни XII столетия, подчеркивает Маркс, указывая на укрепление “значения короля” во Франции и на борьбу короля Стефана с непокорными баронами в Англии. Гуенелон, предавая Роланда, ослаблял Францию, а сводя личные счеты – предавал важное государственное дело. Если и смутно еще автор “Песни” представлял себе свой народ, то величие патриотизма, судьба “сладкой Франции” уже волновали его мужественное сердце.
Многое в образах “Песни” свидетельствует о близости ее автора к народному устному творчеству, говорит о понимании народных чувств, о народном значении двух тем поэмы, о чем уже сказано выше. Император Карл – популярный герой народных сказаний Западной. Европы. Во многих народных преданиях за ним утвердилась слава “справедливого короля”, защитника угнетенных и борца за национальную независимость средневековой Европы от посягательств арабских и аварских завоевателей. В “Песни” он и показан таким сказочным монархом, окруженным своими сказочными сподвижниками-пэрами.
Автор песни широко использует такую характерную особенность устного творчества, как повтор: Бланкандрин трижды заводит разговор с Гуенелоном, Марсилий трижды приступает к Гуенелону с предложением убить Роланда, Оливьер трижды просит Роланда затрубить в рог, и Роланд трижды трубит, пока его не услыхал Карл.
Такая типичная особенность народного творчества, как параллелизм, чрезвычайно характерна для всей “Песни”. Образу венценосного Карла противопоставлен мужественный образ его врага – Бланкандрина, двенадцати пэрам и Роланду – двенадцать сарацинских пэров. На близость с народной поэзией указывает и обилие постоянных эпитетов, часто мелькающих в “Песни”: Карла мы запомним по “его седой бороде, Гуенелона всюду сопровождают эпитеты “изменник”, “предатель”., Франция – “сладкая”, “вольная”, вассал – “добрый”. Особой конкретностью отличаются эпитеты – зрительные образы. Вот описание царя Марсилия в его дворце:
– .Пошел он в сад под тень дерев плодовых,
– Ложится он на мрамор-камень желтый.
“Песнь” любит яркие краски: красную кровь на зеленом ковыле, белые и желтые флажки на копьях (представим себе белое и желтое на буром фоне скал и голубом фоне неба).
Найдем в “Песни” и гиперболу, столь любимую устным народным творчеством: у Карла – стотысячная рать, у Марсилия – четыреста тысяч сарацин, у Бланкандрина – три тысячи фрегатов.
В действительности армии ранних средних веков были неизмеримо меньше: чаще всего они исчислялись даже не десятками тысяч, а тысячами человек. Гипербола заметна не только в числах, но и в описаниях подвигов Роланда и его рати. Роланд, Оливьер и Турпин принимают на себя удар многотысячного войска врагов и истребляют их десятками, невольно напоминая подвиги русских богатырей (“махнет – улица, размахнется – переулочек”). Сны, столь характерный сюжет и деталь произведений народно-I о творчества, играют большую роль в “Песни”: они дважды предупреждают Карла о близящейся опасности. Характерно, что речь о стилистических особенностях “Песни” собственно и исчерпывается этими элементами – параллелизмом, гиперболой и повтором (сравнениями “Песнь” удивительно бедна). Таким образом, стилистика ее особенно доказательно раскрывает близость автора к народной поэзии (отбрасывая вопрос о сравнениях).
Наряду с этой близостью к народному творчеству мы ощущаем, ЧТО автор кое-что читал и слышал о тех странах и народах, которые стали известны европейцам в эпоху крестовых походов. Это особенно видно в описаниях рати Балиганта: она в своей восточной (и вполне фантастической) многонациональности противопоставлена европейской многонациональности франкского войска. Вероятно, знал автор не только о крестовых походах в Палестину и Сирию, но и об участии европейских баронов в крестовых походах против испанских мавров в Испании, где в конце XII в. продолжалась кровавая борьба между испанским народом и мавританцами-завоевателями. Видимо, знаком был автор и с литературой прошлого: он знает, что Вергилий и Гомер жили когда-то очень давно (Балигант, впрочем, старше и Вергилия и Гомера), а это едва ли не указание на то, что автору были известны средневековые переделки “Энеиды” и “Илиады”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Автобиография в стихах.
Сейчас вы читаете: Идея родины в “Песни о Роланде”