Особенности проблематики одного из произведений В. Распутина “Уроки французского”

“Странно: почему мы так же, как и перед родителями, всякий раз чувствуем свою вину перед учителями? И не за то вовсе, что было в школе, – нет, а зато, что сталось с нами после”.
С такого нравоучительного суждения начинается блестящий рассказ Валентина Распутина “Уроки французского”.
С мудрым юмором, добротой, человечностью, а главное, с полной психологической точностью описывает писатель взаимоотношения голодного ученика с молодой учительницей. Повествование течет неспешно, с бытовыми подробностями, но ритм его незаметно захватывает читателя, как не захватывает иной приключенческий роман современных “писак”.
“Я пошел в пятый класс в сорок восьмом году. Правильней сказать, поехал: у нас в деревне была только начальная школа, поэтому, чтобы учиться дальше, мне пришлось снаряжаться из дому за пятьдесят километров в райцентр”.
С дотошностью очеркиста Распутин объясняет причины, побудившие мать отпустить сына на самостоятельное жилье, о том, как она договорилась со знакомой по этому поводу, о том, как он остался один.
“.а в последний день августа дядя Ваня, шофер единственной в колхозе полуторки, выгрузил меня на улице Подкамен-ной, где мне предстояло жить, помог занести в дом узел с постелью, ободряюще похлопал на прощанье по плечу и укатил. Так, в одиннадцать лет, началась моя самостоятельная жизнь”.
Столь же детально автор объясняет, сколь трудно жилось в эти послевоенные годы. Но это не дидактические рассуждения, а юмор с легкой ностальгией по голодному, но в чем-то счастливому детству.
“Голод в тот год еще не отпустил, а нас у матери было трое, я самый старший. Весной, когда пришлось особенно туго, я глотал сам и заставлял глотать сестренку глазки проросшей картошки и зерна овса и ржи, чтобы развести посадки в животе, – тогда не придется все время думать о еде. Все лето мы старательно поливали свои семена чистой ангарской водичкой, но урожая почему-то не было”.
И столь же естествен, художественно полноценен второй пласт повествования – переоценка отношения учительницы к вялому, угрюмому мальчику после того, как она узнала о его проблемах, ее неуклюжие попытки накормить ребенка так, чтоб не задеть его гордости. Здесь автор человечен и правдив. Без тени фальши, без натяжек показывает он их естественные противоречия, проводя незаметную параллель между общими противоречиями города и деревни, их трудное понимание этих противоречий, их постепенное сближение, их общую растерянность от неожиданного поворота отношений.
Кульминация рассказа наступает после того, как учительница начала играть с мальчиком в пристенок. Парадоксальность ситуация обостряет рассказ до предела. Особенно остро должны чувствовать это обострение те, кто жил и учился в период “торжества коммунизма”, когда “не уставные” отношения учителя с учеником могли привести не только к увольнению с работы, но и к уголовной ответственности.
Учительница не могла не знать, что узнай о происходящем ее коллеги, “общественность” – волчий билет ей обеспечен. Мальчик этого до конца не понимал. Но, когда беда все же случилась, он начал понимать поведение учительницы глубже. И это привело его к пониманию некоторых аспектов жизни того времени.
Финал рассказа почти мелодраматический. Посылка с антоновскими яблоками, которых он, абориген Сибири, никогда не пробовал, как бы перекликается с первой, неудачной посылкой с городской едой – макаронами. Все новые и новые штрихи готовят этот, оказавшийся вовсе не неожиданным финал, который и ставит все точки над “i”. В рассказе как бы копится нечто недостойное, стыдное для человека, чему противопоставлена чистота городской учительницы французского языка, совсем еще девчонки, и сердцеугрюмого, недоверчивого деревенского мальчика открывается перед этой чистотой.
Казалось бы, все то, о чем рассказал писатель, – далекое прошлое. Что нам до него. Но рассказ до сих пор свеж, социально горяч. Ведь в нем не только история, происшедшая в давние времена в сельской школе. В нем высшие человеческие ценности, взвешенные с ювелирной точностью. В нем большое мужество маленькой женщины, прозрение замкнутого, невежественного ребенка, в нем УРОКИ человечности.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Lexical stylistic devices in english.
Сейчас вы читаете: Особенности проблематики одного из произведений В. Распутина “Уроки французского”