Феномен поэтического творчества Пастернака

В книге “Сестра моя – жизнь” как смысл бессмертия представлено творчество М. Лермонтова. Ему и посвящена книга. Всю жизнь Б. Пастернак надеялся раскрыть тайну лермонтовской сущности; сам он полагал, что ему это удалось сделать в романе “Доктор Живаго”. Демон (“Памяти Демона”) – образ бессмертного творческого духа Лермонтова: он вечен, потому и “Клялся льдами вершин: “Спи, подруга, лавиной вернуся”.
В лирике Б. Пастернака лета 1917 г. не было ощущения беды, в ней звучала вера в бесконечность и абсолютность бытия:
В кашне, ладонью заслонясь,
Сквозь фортку крикну детворе:
Какое, милые, у нас
Тысячелетье на дворе?
Или:
Кто тропку к двери проторил,
К дыре, засыпанной крупой,
Пока я с Байроном курил,
Пока я пил с Эдгаром По?
Вечность бытия проявлялась в суете повседневности. Сама вечная природа врастала в быт – так в стихах Б. Пастернака появлялся образ зеркала, в котором “тормошится” сад, образ капель, у которых “тяжесть запонок”, воронья в кружевных занавесках и т. д. Природа, предметы, сам человек едины:
Лодка колотится в сонной груди,

Ивы нависли, целуют в ключицы,
В локти, в уключины – о погоди,
Это ведь может со всяким случиться!
В этой концепции бытия отсутствовала категория статичности; залог бессмертия – в динамике; жизнь в лирике Пастернака проявлялась в движении: “Разбег тех рощ ракитовых”, о дожде – “Топи, теки эпиграфом К такой, как ты, любви”; “Сестра моя жизнь – и сегодня в разливе Расшиблась весенним дождем обо всех”.
Вслед за Вл. Соловьевым, в поэтической форме выражавшим философские определения (“В сне земном мы тени, тени. Жизнь – игра теней, Ряд далеких отражений Вечно светлых дней” и т. д.), Б. Пастернак ввел в поэзию жанр философских определений. В книгу “Сестра моя – жизнь” он включил стихотворения “Определение поэзии”, “Определение души”, “Определение творчества”. Природа поэтического творчества представлялась ему непосредственным выражением всего сущего в его единстве и бесконечности:
Это – круто налившийся свист,
Это – щелканье сдавленных льдинок,
Это – ночь, леденящая лист,
Это – двух соловьев поединок.
Феномен поэтического творчества заключен, как полагал Б. Пастернак, в том, что образ может зрительно соединить миры: “И звезду донести до садка На трепещущих мокрых ладонях.”
В статье 1922 г. “Вчера, сегодня и завтра русской поэзии” В. Брюсов обозначил характерные черты лирики Б. Пастернака периода книги “Сестра моя – жизнь”, указав и на тематическую всеядность, при которой и злоба дня, и история, и наука, и жизнь располагаются как бы на одной плоскости, на равных; и на выраженные в образной форме философские рассуждения; и на смелые синтаксические построения, оригинальные словоподчинения. Отметил В. Брюсов и влияние на поэзию Б. Пастернака революционной современности.
Революционная современность, однако, неоднозначно сказалась на настроениях Б. Пастернака. Первые годы Октябрьской революции с чуждым поэту “агитационноплакатным” уклоном поставили его “вне течений – особняком”. Послеоктябрьское время представлялось ему мертвым, его лидеры – искусственными, природой несотворенными созданиями. В 1918 г. им было написано стихотворение “Русская революция”, в котором современность ассоциировалась с характерным образным рядом: бунт, “топки полыханье”, “чад в котельной”, “людская кровь, мозги и пьяный флотский блев”.
В мертвое время Б. Пастернак обратился к теме живой души. В 1918 г. он написал психологическую повесть о взрослении души ребенка из дореволюционной интеллигенции “Детство Люверс”.
Душа Жени Люверс так же подвижна, чутка, рефлексивна, как сама природа и весь мир, в котором улица “полошилась”, день то был “навылет”, “за ужин ломящийся”, то тыкался “рылом в стекло, как телок в парном стойле”, поленья падали на дерн, и это был знак – “родился вечер”, синева неба “пронзительно щебетала”, а земля блестела “жирно, как топленая”. Этому единому миру соответствовало детское синкретическое сознание героини, ее нерасчлененное восприятие человека, быта и космоса. Например, солдаты в ее ощущении “были крутые, сопатые и потные, как красная судорога крана при порче водопровода”, но сапоги этим же солдатам “отдавливала лиловая грозовая туча”. Она впитывала впечатления бытовые и вселенские единым потоком. Потому случайности в ее жизни оборачивались закономерностями: попутчик в купе, бельгиец – гость отца, уголовник, которого везут в Пермь, разродившаяся Аксинья, десятичные дроби становятся составляющими ее жизни; потому она испытывает острое чувство сходства со своей матерью; потому гибель безразличного ей Цветкова для нее трагедия; потому при чтении “Сказок” странная игра овладела ее лицом, подсознательно она перевоплощалась в сказочных героев; потому ее искренне заботит, что делают китайцы у себя в Азии в такую темную ночь. Такое видение пространства, мелочей, событий, людей мы уже наблюдали у лирического героя книги “Сестра моя – жизнь”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Горкин михаил панкратович где похоронен.
Сейчас вы читаете: Феномен поэтического творчества Пастернака