Мой любимый поэт Борис Пастернак

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.
Б. Пастернак
Лирика Бориса Пастернака – прекрасная, философ­ская, жизнеутверждающая, безудержная – помогла мне, как и многим другим людям, знакомым с творчеством этого поэта, увидеть мир с необычной точки зрения: переливающимся, играющим, полным внутренней дина­мики и энергии.
Как бронзовой золой жаровень,
Жуками сыплет сонный сад.
Со мной, с моей свечою вровень
Миры, расцветшие висят.
С первых

своих шагов в поэзии Б. Пастернак обнару­жил особый почерк, особый строй художественных средств и приемов. Его стихотворения оригинальны, ошеломитель­ны, их не спутаешь ни с чьими другими. Сначала возника­ет ощущение, что поэт хочет запутать тебя, обмануть или сбить неожиданными метафорами или взглядом на при­вычные явления и предметы. Наверное, поэтому Пастерна­ка неоднократно и неоправданно обвиняли в эстетстве и в излишнем увлечении формой в ущерб содержанию. Одна­ко достаточно проявить немного терпения – и ты не за­мечаешь, что уже оказался в чудесном, удивительном мире, где все наполнено поэзией.
Нет
сил никаких у вечерних стрижей
Сдержать голубую прохладу.
Она прорвалась из горластых грудей
И льется, и нет с нею сладу.
Пастернак ставил перед собой цель уловить и передать в стихах подлинность настроения, подлинность атмосферы или состояния, и поэтому многие его лирические произве­дения кажутся порывистыми, им присуща особая внут­ренняя динамика. Мастерство поэта так высоко, что, когда читаешь его стихи, создается впечатление совместной с ним прогулки или просмотра фильма. Созданные автором об­разы настолько яркие и живые, что о шуме дождя не чита­ешь – его слышишь, видишь и даже ощущаешь удары тяжелых капель по плечам и голове. Так же реально и ощущение прогретого солнцем воздуха в хвойном лесу:
Текли лучи. Текли жуки с отливом,
Стекло стрекоз сновало по щекам.
Был полон лес мерцаньем кропотливым,
Как под щипцами у часовщика.
Тема природы во многих стихотворениях поэта высту­пает основной. Леса, поля, дожди, зимы, закаты в лирике Пастернака одушевлены настолько, что не только наблю­дают за поэтом или вступают с ним в диалог, но и имеют свою точку зрения, свой нрав, узнаваемые манеры поведе­ния. Июль, таскающий в одеже
Пух одуванчиков, лопух,
Июль, домой сквозь окна вхожий,
Все громко говорящий вслух.
Степной нечесаный растрепа,
Пропахший липой и травой,
Ботвой и запахом укропа,
Июльский воздух луговой.
У стихов Пастернака есть свойство западать в душу, застревать где-то в уголках памяти, потому что они – отражение настоящей жизни.
Поэты часто наделены даром предвидения, но совре­менникам зачастую невозможно увидеть открывающееся взору творца. Вслушиваясь в грозовые раскаты или пение соловья, вглядываясь в пожар закатного солнца или голубые дали, Пастернак сумел предсказать не только то, что случится на его веку, но и разглядеть будущее своей страны.
Рука художника еще всесильней
Со всех вещей смывает грязь и пыль.
Преображенней из его красильни
Выходят жизнь, действительность и быль.
Не потрясенья и перевороты
Для новой жизни очищают путь,
А откровенья, бури и щедроты
Души воспламененной чьей-нибудь.
Являясь связующим звеном между прошлым и буду­щим, поэт призывает современников поднять головы и по­стараться возвыситься над обыденностью: только так мож­но сознательно изменить жизнь к лучшему.
Будущего недостаточно,
Старого, нового мало.
Надо, чтоб елкою святочной
Вечность средь комнаты стала.
А. Вознесенский писал о творчестве Пастернака: “Пас­тернак – присутствие Бога в нашей жизни. Присутствие, данное не постулатно, а предметно, через чувственное ощу­щение жизни – лучшего, необъяснимого творенья миро­зданья”. Прикасаясь к известным тайнам вселенной, поэт часто чувствовал себя одиноким и непонятым, но сумел до конца сохранись честность, искренность и веру художника.
Как будто внутренность собора –
Простор земли, и чрез окно
Далекий отголосок хора
Мне слышать иногда дано.
Природа, мир, тайник вселенной,
Я службу долгую твою,
Объятый дрожью сокровенной,
В слезах от счастья отстою.




Пушкинская эпоха по роману евгений онегин.
Сейчас вы читаете: Мой любимый поэт Борис Пастернак