Лучшая пьеса Мольера “Тартюф или же Обманщик”

У наилучшей комедии Мольера “Тартюф, или же Обманщик” тяжелейшая судьба. Впервые она была поставлена в 1664 г. во время грандиозного празднования, устроенное королем в честь своей жены и своей матери. Мольер написал сатирическую пьесу, в которой разоблачает “Общество святых даров” – тайное религиозное учреждение, которое старалось подчинить своей власти все сферы жизни в стране. Королю комедия понравилась, поскольку он опасался усиления власти церковников. Но королева-мать Анна Австрийская была глубоко возмущенная сатирой: ведь

она была негласной покровительницей “Общества святых даров”.
Церковники требовали, лишь бы Мольера подвергли жестокой пытке и сожжению на костре за оскорбление церкви. Комедия была запрещена, но Мольер продолжал работать над ней: к начальному варианту он прибавил два новых действия, усовершенствовал характеристику персонажей, от критики достаточно конкретных явлений переходит к более обобщенной проблематике. “Тартюф” приобрел черты “высокой комедии”.
В 1666 г. умершая Анна Австрийская. Мольер воспользовался этим и в 1667 г. показал на сцене Пале-Роялю второй вариант “Тартюфа”. Герой был
переименован на Панюльфа, комедия шла под названием “Обманщик”, особенно острые сатирические места были изъятые или же смягченные. Успех пьесы был неистовым, но ее снова запретили после первого, же спектакля. Наконец, в 1669 г. он поставил третий вариант “Тартюфа”. На этот раз Мольер усилил сатирическое звучание пьесы. Ее художественная форма была доказана к совершенству. Именно этот, третий вариант “Тартюфа” был опубликован, его читают и играют на сцене уже свыше трехсот лет.
Главное внимание Мольер сосредоточил на создании характера Тартюфа и развенчании его мерзкой деятельности. Тартюф (его имя, выдуманное М., происходит от слова “обман”) – страшный лицемер. Он прикрывается религией, притворяется из себя святого, а сам ни во что не верит, тайно улаживает свои нечистые дела. Лицемерие для Тартюфа совсем не доминирующая черта характера, оно и является самым характером. В классицистов – это характерное свойство, генеральное качество, специфика того или другого человеческого типа. Характер может быть предельно, неправдоподобно обостренным, поскольку такое обострение его не искривляет, а, наоборот, делает сильнее. Этим характер отличается от обычаев – характерных особенностей, каждую из которых нельзя заострять к противопоставлению другим, лишь бы не исказить связки в целостной картине характера. Обычаи – это общее, упроченное, обычное; характер – особое, редчайшее именно за степенью взвешенности свойства, принятой в обычаях общества.
Характер Тартюфа с ходом пьесы не изменяется. Но он раскрывается постепенно. Композиция комедии своеобразная и неожиданная: главный герой Тартюф появляется только в третьем действии. Два первых действия – это спор о Тартюфе. Лицемерие героя приводит к тому, что существуют два целиком противоположные взгляда на него. Глава семейства, в которое втерся Тартюф, Оргон и его мать – госпожа Пернель считают Тартюфа святым мужчиной, их доверие к притворщику безграничное. Религиозный энтузиазм, который пробудил в них Тартюф, делает их слепыми и смешными. На втором полюсе – сын Оргона Дамис, дочурка Марианна со своим любимым Валерой, жена Ельмира и другие герои. Среди всех этих персонажей, которые ненавидят Тартюфа, особенно отличается служанка Дорина. В М. во многих комедиях люди из народа разумнее, изобретательнее, энергичнее, талантливее за своих господ. Для Оргона Тартюф – вершина всяческих усовершенствий, для Дорины – это “нищий, который пришел сюда худой и босой”, а теперь “считает себя владыкой”.Но вот появился Тартюф. Третье и четвертое действие построены очень похоже: Тартюф дважды попадает в “мышеловку”, его сущность становится очевидной. Этот святоша решил обольстить жену Оргона Ельмиру и действует без всякого стыда. Впервые его откровенные признания Ельмиры слышит сын Оргона Дамис. Но его изобличением Оргон не ймет веры, он не только не выгоняет Тартюфа, но и наоборот, дарит ему свой дом. Нужно было повторить всю эту сцену специально для Оргона, лишь бы он прозрел. Эта сцена четвертого действия, в котором Тартюф снова требует от Ельмиры любовь, а под столом сидит и все слышит Оргон, – одна из известнейших сцен во всем творчестве Мольера.
Теперь Оргон постиг истину. И неожиданно ему возражает госпожа Пернель, которая не может поверить в преступность Тартюфа. Как не сердится на нее Оргон, ее ничто не может убедить, пока Тартюф не выгоняет всю семью из дома, который принадлежит теперь ему, и не приводит офицера, лишь бы арестовать Оргона как предателя короля. (Оргон доверил Тартюфу секретные документы участников Фронды). Так Мольер подчеркивает особую опасность лицемерия: тяжело поверить в аморальность лицемера, пока непосредственно не столкнешься с его преступной деятельностью, не увидишь его лица без благочестивой маски.
Пятое действие, в котором Тартюф, сняв маску, грозится Органу и его семье большими бедами, приобретает трагические черты, комедия перерастает в трагикомедию. Основа трагикомического в “Тартюфе” – прозрение Оргона. К тому времени, пока он слепо верил Тартюфу, он вызвал только смех и осуждение. Мог ли вызвать другие чувства мужчина, который решил отдать свою дочурку за жену Тартюфу, хотя знал, что она любит Валеру? И когда Оргон постиг, как его обмануто, он начинает вызывать жалость и сочувствие как человек, который стал жертвой негодяя. Драматизм ситуации усиливается еще и тем, что вместе из Оргоном на улице оказалась его семья. И уже драматичным есть то, что спасения ждать ниоткуда: никто из героев пьесы не может преодолеть Тартюфа.
Но Мольер, покоряя законам жанра, заканчивает пьесу счастливой развязкой: оказывается, что офицер, которого привел Тартюф, лишь бы арестовать Органа, имеет королевский приказ арестовать самого Тартюфа. Король давно следил за этим мошенником, и, как только деятельность Тартюфа стала опасной, был немедленно издан указ о его аресте. Однако концовка “Тартюфа” представляет собой, предполагаемую счастливую развязку. Тартюф – не конкретный человек, а обобщенный образ, литературный тип, за ним стоят тысячи лицемеров. Король же, наоборот, не тип, а единый человек в государстве. Невозможно вообразить, чтобы он мог знать обо всех Тартюфов. Таким образом, трагикомический оттенок произведения не снимается его счастливым окончанием.
Вдоль столетий “Тартюф” оставался популярнейшей комедией Мольера. Высокую оценку этому произведения давали В. Гюго и О. де Бальзак. Имя Тартюфа стало прозаическим.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Понятие инструктаж.
Сейчас вы читаете: Лучшая пьеса Мольера “Тартюф или же Обманщик”