Ранний романтизм М. Горького (Первый вариант)

“Мечтать – это не значит жить. Нужны под­виги, подвиги!”
М. Горький
Революционный романтизм в раннем творчестве Максима Горького был выз­ван жизнью и творческими поисками молодого писателя. В период нарастания революционного движения требовалось сказать новое, героическое слово, поэто­му нужен был новый герой в литературе. Герои революционно-романтических про­изведений Максима Горького – “Макар Чудра”, “Старуха Изергиль”, “Песня о Соколе”, “Песня о Буревестнике” – рождены его революционной мечтой.

Мак­сима Горький считал, что теперь недостаточно только критиковать существую­щие порядки. Он, ждущий и приближающий светлое будущее, хочет подсказать пути к нему. Вот почему в центре произведений этого периода стоят гордые, свобо­долюбивые герои: Данко, Сокол, Буревестник – те, кто готов пожертвовать собой для того, чтобы изменить жизнь к лучшему. Они призывают активно вмешиваться в жизнь, совершать героические подвиги во имя самой высокой цели – свободы. и счастья народа. “Я свободный человек и буду жить так, как я хочу”, – заявля­ет Лойко, герой рассказа “Макар Чудра”.
Романтический рассказ
“Старуха Изергиль” содержит две легенды, расска­занные старухой, – “Легенда о Ларре” и “Легенда о Данко”. В легендах созна­тельно преувеличены автором возвышенные и низменные души – “огненного сердца” подлинного героя Данко и “каменного сердца” жестокого Ларра. Ларра считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. “Всем даже страш­но стало, когда поняли на какое одиночество он обрекал себя”. Народ отвергает его и обрекает на вечное одиночество. “Ему нет жизни, и смерть не улыбается ему”. Ларра попытался презреть священные законы человеческой любви. И по­терпел крах, он превратился в тень, но страдая, все еще бродит по свету. Вели­чайшее благо на земле – жизнь – становится невероятной мукой, если человек оторван от своего народа.
Другой романтический герой рассказа Данко отдает свои силы жалким, трус­ливым созданиям, мечтая пробудить в их душах светлые порывы. Соплеменники Данко оказались в безвыходном положении: отрезанными от солнца, отброшен­ными врагами в болото. И тогда “страх родился среди них, сковал их крепкие руки”, “и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а по­том все громче и громче”. Сказочный пейзаж насыщен “говорящими” красками и символами. Неустанно варьируются образы серого сумрака, тьмы, теней, “со­бравшихся сразу всех ночей”. Злые силы сдерживают просветление душ. Люди, лишенные света, пугаются трудностей, страшного леса, испытывают угнетающую неизвестность будущего и в мстительной злобе, гневе обрушиваются на вдохно­вителя борьбы. “Вы сказали: “Веди!” – и я повел!” – возражал им смелый юно­ша, но те ревели: “Ты умрешь!” И тогда, страстно любя свой народ, готовый ради него умереть Данко “вдруг разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое серд­це и высоко поднял его над головой”, чтобы осветить путь людям. Его смерть стала подвигом, который привел к освобождению племени. Но люди жестоки. Они не замечают смерти Данко. Они радуются тому, что опасность миновала, а трудно­сти позади. Но все забыли, кому обязаны спасением. А тот лежит бездыханный, и на его благородное сердце наступает ногой какой-то “осторожный” человек. Из-за таких “осторожных людей” предаются забвению великие люди и великие по­ступки. И все-таки тьма преодолена: “тут сияло солнце, вздыхала степь, блесте­ла трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река”. И искры гордого сердца Данко, что огоньками светятся в степи, напоминают людям о том, что “в жизни всегда есть место подвигам”.В “Песне о Соколе” много уже знакомых по рассказу “Старуха Изергиль” мотивов и приемов. Снова перед нами бесконечное, слившееся с синим южным небом море. Крымский чабан Рагим близок по вольному духу дочери молдавских степей Изергиль. Сокол, как Данко, поражает внутренней силой в битве с тьмой, капли его крови “как искры, вспыхнут во мраке ночи”.
В “Песне о Соколе” происходит столкновение двух жизненных философий. “Песня.” строится на противопоставлении. Несовместимы представления о правде жизни гордого Сокола и ничтожного Ужа. Для Сокола она в возможности “ви­деть небо”, сразиться с врагом, “храбро биться”. Ужу дорого ущелье: там “тепло и сыро”, а в облаках он видит “пустое место”, там “нет пищи и нет опоры живо­му телу”. Могучая природа близка Соколу и чужда Ужу. Море поет гимн смело­му Соколу. Безумство храбрых – вот мудрость жизни! Рагим, который поет пес­ню, и автор прислушиваются к “львиному реву” волн, они тоже верят, что много “смелых сердец зажгут безумной жаждой борьбы и света” капли крови, проли­тые Соколом. Призывы Сокола Уж, не сумевший взлететь, посчитал за обман.
Испуганным за свою жизнь птицам из “Песни о Буревестнике” уже не до рассуждений. Они в ужасе перед бурей пытаются спастись от гибели. Чайки “пря­чут ужас”, гагар “гром ударов пугает”, пингвин “робко прячет” свое тело. Горь­кий, описывая состояние птиц, подчеркивает предельную степень трусости, ме­щанской самосохранения. А “смелый Буревестник” “гордо реет”, “реет смело и свободно”, “над тучами смеется”. В песне Буревестника слышится воспевание на­чавшейся бури. “В смелом крике птицы” – “сила гнева, пламя страсти и уверен­ность в победе”. Сама гроза дана как стихия, смывающая старую жизнь: “не скроют тучи солнца, – нет, не скроют!” Буревестник – “пророк победы”, “над тучами смеется, от радости рыдает”. Буре способны отдаваться только подлинные герои. Грозная стихия несовместима с никчемными, жалкими людьми. Не случайно “Пес­ня о Буревестнике” воспринималась современниками Горького как призыв к ре­волюции и поэтому распространялась как листовка.
Романтизм Горького – активный, он, по словам автора, “стремится усилить волю человека к жизни, возбудить в нем мятеж против действительности, против всякого гнета в ней”. В самоотверженном подвиге находит счастье легендарный смельчак Данко! Рвется в небо истекающий кровью Сокол! Возвещает революци­онную бурю гордый Буревестник!


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Terminative and durative verbs.
Сейчас вы читаете: Ранний романтизм М. Горького (Первый вариант)