Можно ли считать Тараса и сыновей героическими натурами готовыми к подвигу

Степь и казаки – нечто глубоко созвучное, родное, близкое друг другу. Эта созвучность, внутренняя близость подчеркиваются и характером сравнения “сердца их встрепенулись, как птицы”. Казачьи сердца сродни птицам, стремительным и быстрым, живущим в степных просторах, привыкшим к воле, к воздуху и солнцу. После того как анализ описания степи закончен, задаем вопрос: Каких людей, какие характеры должна была породить степь? – Богатырские характеры, героические натуры. Можно ли считать Тараса с сыновьями и других выведенных в повести

запорожцев именно такими героическими натурами, сильными, мужественными, готовыми к подвигу?
Этим вопросом открывается новая большая тема – тема подвига в повести Гоголя, тема служения Отчизне. Именно под этим углом зрения рассматриваются все деяния героев.
В заключение, обобщая свои наблюдения и раздумья, все делают вывод: образ степи дан Гоголем как образ матери-Родины, породившей могучие богатырские характеры, сильные, как Антей, именно своей кровной связью с нею. Стоит оборваться этой связи, и человек гибнет, превращается в “подлую собаку”. С образом степи (большой Родины) и образом казаков неразрывно
слит образ Запорожской Сечи, бесконечно близкой и дорогой казакам. Этот вывод делает логичным переход к изучению темы “Сечь”,
Для Гоголя Запорожская Сечь достойна самой возвышенной поэтизации. Это сразу же становится ясным для читателя хотя бы потому, как Тарас, въезжая в Сечь, “приосанился, стянул на себе покрепче пояс и гордо провел руками по усам”. Это ясно и по описанию предместья и особенно по великолепной жанровой сценке, где, подобно художнику-живописцу, Гоголь смелой кистью набросал фигуру запорожца, спавшего на самой середине дороги. (“Закинутый гордо чуб его захватывал на пол-аршина земли. Шаровары алого дорогого сукна были запачканы дегтем для показания полного к ним презрения”.)
Спрашиваем читателей: Какое впечатление производит на них сравнение запорожца, растянувшегося на дороге, со львом? Они обычно отвечают, что сравнение носит несомненно одобрительный, но одновременно а шутливый характер. Автор как бы приглашает нас полюбоваться запорожцем и воскликнуть вместе с Тарасом: “Эх, как важно развернулся! Фу ты, какая пышная фигура!” Эта “пышная фигура” заставляет шестиклассников и восхищаться, и улыбаться, и ощутить влюбленность автора в Сечь, и удивиться неповторимому гоголевскому юмору.
А в самой Сечи “везде, по всему полю, живописными кучами пестрел народ”, закаленный в битвах и невзгодах. И вот, наконец, еще одна сценка, на которую нельзя смотреть без восхищения: запорожец, “заломивши чертом свою шапку и вскинувши руками”, бешено отплясывающий казачка, и страстно, самозабвенно аккомпанирующие ему музыканты. В пляске молодого запорожца видны и бесшабашная казацкая удаль, и ширь, и размах, и раздолье, которые так дороги автору, которыми он вновь и вновь заставляет нас любоваться, рисуя удалую казацкую вольницу.
Я напомню о причинах появления казачества, останавливается на строе жизни Сечи, говорит о демократии этого строя. Он обязательно выделит качества, которые вырабатывала в казаках Сечь и которые были для них высшей нравственно-этической нормой: будь честен и справедлив, смел и храбр, отважен и вынослив, метко стреляй и яростно руби саблей, не знай пощады врагу; будь верен товариществу, береги казацкую честь, больше всего на свете люби мать-Отчизну. Из текста главы видно, что весь уклад жизни С


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Типы ос.
Сейчас вы читаете: Можно ли считать Тараса и сыновей героическими натурами готовыми к подвигу