Роль художественной детали в рассказе Чехова “Хамелеон”

(1 вариант)
А. П. Чехова по праву считают мастером художественной детали. Точно и метко подобранная деталь – свидетельство художественного таланта писателя. Яркая
Деталь делает фразу более емкой. Огромна роль художественной детали в чеховском юмористическом рассказе “Хамелеон”.
Полицейский надзиратель Очумелов, проходящий через базарную площадь вместе с городовым Елдыриным, одет в новую шинель, которая превращается в тексте рассказа в важную деталь, характеризующую состояние полицейского надзирателя. Например, узнав о том, что, вероятно, собака, укусившая золотых дел мастера Хрюкина, принадлежит генералу Жигалову, Очумелову становится невыносимо жарко, поэтому он говорит: “Гм!. Сними-ка, Елдырин, с меня пальто. Ужас как жарко!” Здесь снимаемое пальто – символ нервозности героя. Считая, что такая невзрачная собака не может быть генеральской, Очумелов вновь ругает ее: “У генерала собаки дорогие, породистые, а эта – черт знает что! Ни шерсти, ни вида. подлость одна только.” Но предположение человека из толпы о принадлежности собаки генералу теперь уже внушает Очумелову страх за те слова, которые он только что произнес. И здесь, чтобы передать настроение персонажа, автор опять использует художественную деталь. Надзиратель говорит: “Гм!. Надень-ка, брат Елдырин, на меня пальто. Что-то ветром подуло. Знобит.” Здесь пальто как бы помогает герою скрыться от собственных слов. В финале произведения пальто Очумелова вновь превращается в шинель, в которую запахивается герой, продолжая свой путь по базарной площади. У Чехова нет лишних слов, и поэтому важен тот факт, что новая шинель в разговоре Очумелова превращается в пальто, то есть происходит намеренное снижение роли предмета самим героем. Действительно, новая шинель выделяет Очумелова как полицейского. Но функция пальто – иная, с помощью данной художественной детали писатель характеризует персонажа.
Следовательно, художественная деталь помогает писателю глубже проникнуть в психологию героя, а читателю увидеть изменяющееся состояние и настроение персонажа.
(2 вариант)
Художественная деталь помогает автору создать характер героя. Такой характеризующей деталью может быть говорящая фамилия, вовремя и невовремя сказанное слово героя, подмена слов, их перестановка, предмет одежды, мебели, звук, цвет, даже выбор животного, ставшего названием произведения.
Первое, что бросается в глаза – фамилия полицейского надзирателя. Почему Очумелов? Может быть, именно потому, что, очумев, растерявшись, герой произведения не знает, что ему делать, на что решиться. Следующий интересный факт, как и всегда у Чехова, завуалирован, скрыт, его не сразу увидишь. Среди первых реплик Хрюкина (тоже говорящая фамилия) есть одна особенно близкая Чехову-сатирику: “Нынче не велено кусаться!” Вроде бы речь о собаке, но и правительственной политике чуть-чуть досталось. Очумелов не поворачивается, а, как и положено военному человеку, “делает полуоборот налево” и вмешивается в происходящее. Окровавленный палец Хрюкина, поднятый вверх, “имеет вид знамения победы” человека, полупьяного золотых дел мастера Хрюкина, над собакой, белым борзым щенком с выражением тоски и ужаса в слезящихся глазах. Хрюкин обращается с собакой так, как если бы это был обидевший его человек, у которого он требует удовлетворения, морального, материального, юридического: “сорву я с тебя”, “пущай мне заплатят”, “ежели каждый будет кусаться, то лучше и не жить на свете”. Бедное животное в зависимости от того, чьим его считают, то собираются истребить как бешеную пакость, то величают нежной тварью, цуциком, собачонкой. Только ведь не только к собаке меняется отношение у Очумелова, но и к Хрюкину, которого она покусала, потому что он ей в морду тыкал цигаркой для смеха, и к предполагаемому хозяину. То Хрюкина обвиняют в том, что он сам “расковырял палец гвоздиком”, чтобы “сорвать”, то советуют дела этого так не оставлять, “нужно проучить”, то его иначе как свиньей и болваном не называют и уже грозят ему, а не собаке. Степень волнения Очумелова отражает то надеваемая, то снимаемая новенькая шинель, так как его то знобит от волнения, то бросает в жар.
Художественная деталь в рассказе Чехова характеризует и Очумелова, и Хрюкина, и собаку. Она помогает читателю понять авторскую точку зрения, заставляет быть внимательнее.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Аудіювання як вид мовленнєвої діяльності.
Сейчас вы читаете: Роль художественной детали в рассказе Чехова “Хамелеон”