Задачи и Сны М. Булгакова в романе “Белая гвардия”

“.Стать бесстрастно над белыми и красными”,- так определял Булгаков свою писательскую задачу. Для Булгакова и большевики, и петлюровцы на деле равнозначны и выполняют одну и ту же функцию, поскольку “нужно было вот этот самый мужицкий гнев подманить по одной какой-нибудь дороге, ибо так уж колдовски устроено на белом свете, что, сколько бы он ни бежал, он всегда фатально оказывается на одном и том же перекрестке.
Это очень просто. Была бы кутерьма, а люди найдутся”.
По Булгакову, “все власти, сменяющие друг друга в гражданской войне, оказываются враждебны интеллигенции.” – так комментирует позицию писателя современный исследователь. Попробуем продолжить мысль. Как это ни парадоксально, роман “Белая гвардия”, может быть, единственный в советской литературе “деполитизированный” роман революции и Гражданской войне. Дело в том, что большинство писателей, и этом мы уже убеждены, изображали противоборство сторон как проблему выбора. Более того, герой был, как бы обязан этот выбор совершить, и оценивался по тому, какой выбор он сделал. Булгаков же изображает происходящее как всеобщую трагедию именно потому, что у его героев выбора не будет. Нет выбора у братьев Турбинных и их друзей: участвовать или не участвовать в обороне Города от войск Петлюры, нет выбора у Най-Турса. Это поняли или почувствовали первые непрофессиональные

читатели романа. Свидетельство тому – читательское письмо, сохранившееся в архиве писателя: “Возвращая мне “Белую гвардию”, один сослуживец заметил:
“Хорошая вещь, но не очень ясно, по какую сторону баррикад стоит автор”. Не думаю, чтоб это было верно. Ваши произведения выше тех небольших преград, которые называются баррикадами и которые сверху кажутся такими маленькими. Не могу без движения сердечно, без трепета, не укладывающегося в мои грубые и слабые слова, вспомнить сон Алеши Турбина и эти слова: “Для меня вы все одинаковые, все – в поле брани убиенные”. Эти слова рождают чувство глубокой и светлой благодарности к тому, кто их написал”.
“Сны играют для меня исключительную роль”,- писал М. Булгаков. В романе сны построены искусственно. Прямых реальных черт они не отображают. Особая атмосфера, созданная на страницах произведения, позволяет писателю сюжетно войти в художественный мир романа, “вести повествование. в кругозоре непосредственного участника событий”, что было несомненным новаторством.
Особенно много снов в финале романа. Елене писатель посылает пророческий сон о судьбе ее родных. В композиции романа этот сон играет роль своеобразного эпилога и переходит в прямое обращение автора к человечеству. “Финал “Белой гвардии”, – пишет исследователь, – заставляет вспомнить “звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас” И. Канта и навеянные им рассуждения князя Андрея Болконского в романе “Война и мир” Л. Н. Толстого. Звезды сияют в начале романа, “звезда пастушеская Венера”, покровительница любви, и “красный, дрожащий Марс”, который издавна считали символом войны. Звездное небо то зримо, то скрыто, но всегда – над страданиями и радостями наших героев, надо всем и надо всеми: “Все пройдет. а вот звезды останутся.”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


1 учитель педагогический портрет.
Сейчас вы читаете: Задачи и Сны М. Булгакова в романе “Белая гвардия”