Герой романа Э. Хемингуэя “Прощай, оружие!”

Фредерик Генри герой романа Э. Хемингуэя “Прощай, оружие!” (1929). Образ Ф. Г. являет собой развитие лирического героя Хемингуэя и типологически связан с такими персонажами, как Ник Адаме (“В наше время”, 1925), Джейк Барнс (“Фиеста /И восходит солнце/”, 1926). (В американском литературоведении “wounded hero”, т. е. “раненый герой”.) В образе Ф. Г. сильны автобиографические мотивы – сам Хемингуэй из романтических побуждений добровольцем попал на фронт в Италию, разочаровался в прежних идеалах, получил ранение и в госпитале г. Милана имел роман с сестрой милосердия Агнессой фон Куровски.
Фредерик Генри, являясь американским гражданином и участвуя в событиях, происходящих в Европе, как и Джейк Барнс, а позднее и Роберт Джордан, представляет собой распространенный в американской литературе тип “американца за границей”. Но стержнем образа Ф. Г. является то, что это герой антивоенного романа, не принимающий “чужую” войну, приходящий к пацифизму.
У Фредерик Генри. нет воспоминаний о довоенной жизни. Война отучила его верить идеалам и “высоким” словам, оставив веру только в самоценность личности и в простые вещи. Хемингуэй показывает Ф. Г. циничным индивидуалистом, скептиком. Но где-то в глубине личности Ф. Г. сохраняется естественная первооснова оценки мира: человечески высокое остается высоким, а низкое – низменным.

Для Ф. Г. война весь мир превратила в чужой и враждебный, оставив ему только бегство от несправедливости и насилия. Он заключает “сепаратный мир”, но и в невоюющей Швейцарии его настигает смерть (от родов) единственно близкого человека, разрушая остатки веры в жизнь и в какие бы то ни было идеалы. Ф. Г.- герой утраты, кандидат в сообщество “потерянного поколения”. Критика обвиняла дезертира Ф. Г. в созерцательности и антигражданственности, однако ему присущи активность действия и гуманизм. Отказ от участия в бессмысленной бойне – тому свидетельство.
Ф. Г. относится также к литературному типу героя любовного романа. Любовь, которую ему подарила война, пробила брешь в броне его индивидуализма, избавила от отчаяния. Критика писала о созданных Хемингуэем Ромео и Джульетте времен войны, о “песне песней” Ф. Г. и его подруги. Образ Ф. Г. убедительно демонстрирует созидательную и жизнеутверждающую силу любви, самодостаточно существующую даже там, где нет другой основы для жизни человека. Но мир, включающий в себя только любовь к женщине, долго существовать не может. У Ф. Г. он рушится с ее гибелью. В каком-то смысле это “счастливый” конец. Останься героиня жить, эта любовь не была бы, вероятно, долгой. Позднее в образе Роберта Джордана Хемингуэй показал, что высокое чувство любви к женщине у личности, нашедшей опору в себе самой, не умирает даже со смертью героя.
Фредерик Генри потеряв любимую, возвращается в пустоту, созданную в его душе войной. В критике существовало мнение (У. Глясер), что Ф. Г. постепенно проникался духом христианской веры. Однако финал романа показывает обратное – Фредерик Генри полон отчаяния и безверия. В отличие от Джейка Барнса Ф. Г. даже не задумывается, как и для чего жить. “Рано или поздно тебя убьют. В этом можешь быть уверен.
Сиди и жди, и тебя убьют”. Эти мысли Ф. Г. выражают сознание человека, отравленного “чужой войной” Фредерик Генри пришел к читателю в один год с героями романов “Смерть героя” Р. Олдингтона и “На западном фронте без перемен” Э. Ремарка, вместе с ними встав в ряд героев, отвергающих войну. К ним примыкает бравый солдат Швейк, который своей “идиотичностью” демонстрировал идиотичную суть “чужой” войны. Традиция этих героев сохранилась в литературе и после второй мировой войны: Дитер Ноль в “Приключении Вернера Хольта” писал о судьбе мальчишек, отправленных на фронт гитлеровской Германией; Курт Воннегут, описавший странствия Билли Пилигрима в романе с символическим названием “Бойня номер пять”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Литература эпохи просвещения.
Сейчас вы читаете: Герой романа Э. Хемингуэя “Прощай, оружие!”