И в художественном творчестве, и в философских своих исканиях Толстой стремится к абсолютной ясности, к высокой простоте. Речь идет не о нарочитом упрощении сложного, но о полном понимании — результате глубоких и всесторонних размышлений. На страницах романа Толстой не исследует своих героев, но объясняет их читателю; не ищет разгадки законов истории, но предлагает читателю свой ответ. Таким образом, вся исследовательская работа остается за рамками художественного произведения: как предварительный этап, как черновой труд. Но в «Войне и мире» есть и проблемы, не решенные автором, идеи, не до конца ясные ему самому. По воле Толстого или против нее, но читатель попадает в его творческую лабораторию, становится свидетелем и участником авторского пути к познанию. Такой незавершенной, не раскрытой полностью идеей является центральная, основная в романе «мысль народная». «Мысль народная» — не только центральная идея романа, это идея времени. Русская литература создавалась аристократией и для аристократии. Таким образом, большинство нации оставалось вне развития культуры, существовало по своим, далеким от литературы законам, в непознанном ею мире. Поэтому для русской литературы жизнь народа, самый образ крестьянина, смерда уже «путешествие в незнаемое». Интерес к этой теме в литературе XIX века носит исследовательский характер, неразрывно сопряжен с идейными и философскими исканиями. В творчестве Пушкина народ предстает единой массой, целостным организмом. Интерес к личности из народа направлен наличность выдающуюся, на героя, этой массой порожденного: таков пушкинский Пугачев. Лермонтов привил России интерес к рядовому человеку, ничем внешне не примечательному: вспомните «Бородино», «Песню про. купца Калашникова». К 50-ым годам эта тема предстает в новом ракурсе. В историко-философском споре славянофилов и западников русский народ, его судьба и предназначение — камень преткновенья. Этим теоретическим спорам демократическая интеллигенция постаралась придать конкретные социальные установки. Литература наконец обращается к народу, ищет там своего читателя. Поиски адресата приводят к поискам новых форм и методов в искусстве, обновляется литературный язык, рождаются новые сюжеты и образы. Все это сделало возможным и необходимым новый уровень...

осмысления темы народа: философский. Национальный характер, душа народа — вот предмет художественных исследований Достоевского и Толстого. Их творчество не продолжило развитие темы народа, но завершило поиски предшественников, вывело проблему на качественно новую ступень, определило принципиально иную плоскость исследования. Они встали у истоков пути, которым не пошла русская литература, так как он слишком отчетливо уводил от беллетристики в область научную. Открытия Достоевского и Толстого легли в основу русской философской и особенно религиозно-философской школы начала XX века, подарившей миру имена Бердяева, Соловьева, Франка, Лосского. Толстой — первопроходец этого пути. И неудивительно, что в «Войне и мире» он не излагает читателю свою концепцию, но только нащупывает почву, определяет направление движения. Центральной фигурой темы становится в романе Платон Каратаев. Так же, как в образе Наполеона воплощена идея войны, а в образе Кутузова — идея мира, в образе Каратаева воплотилась «мысль народная»: роман Толстого строится на взаимодействии трех основных идей. Но это взаимодействие нельзя выразить равносторонним треугольником, соединяющим имена-символы, оно много сложнее. Прямое противостояние — так соотнесены Кутузов и Наполеон, война и мир. Это противостояние позиций, это взаимоотрицание. Платон Каратаев и воплощенная в его образе идея нации осмысляются на ином уровне сознания, образ Каратаева противоположен самой идее борьбы. Он вне всяких позиций, вне какой бы то ни было расстановки сил. Само его отношение к миру выражается единственным словом — любовь: «Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь. Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера.» Это особая любовь — не за какие-то качества и заслуги, не за родство душ, не за близость интересов. Любовь к самому Божьему миру, к каждой Божьей твари. Христианская, православная любовь, любовь Христа к грешникам и праведникам. Такое отношение к миру, эта всеобъемлющая любовь — и есть главная загадка для Толстого. Он не нашел ее разгадки в романе.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Философские искания Толстого: «мысль народная»