Мифологическая основа комедии “Пигмалион”

Когда-то на острове Кипре был большой художник Пигмалион. Из мифа “Пигмалион”. “Когда-то на острове Кипре был большой художник Пигмалион” – так начинается древнегреческий миф о Пигмалионе. Этот известный царь Кипра прославился кроме всего прочего еще и тем, что ужасно не любил женщин и был отчаянным холостяком. Всего себя он отдавал управлению государством и своему увлечению – резьбе. Пигмалион вырезал скульптуры из мрамора, из дерева, из слоновой кости, лепил их из глины. Однажды он вырезал из самого лучшего мрамора женскую

фигуру – она была такая красивая, что подобной еще не видел художник в своей жизни.
Лицо ее имело удивительную красу, она казалась живой, и руки прекрасной Галатеи (так назвал ее Пигмалион) будто протягивались к нему и обещали огромное счастье. Пигмалион влюбился впервые в жизни, но любимая его стояла молчаливая и невозмутимая. Не находил покоя Пигмалион. В сердце его поселилось то, от чего он зарекся, – любовь! Дни и ночи просил Пигмалион богиню любви Афродиту, чтобы она оживила Галатею, но богиня долго сердилась на того, кто никогда не признавал высокого чувства любви. И, в конце концов, увидев, как по-настоящему
любит и страдает Пигмалион, она смилостивилась над ним и оживила Галатею.
Это миф. А теперь – Бернард Шоу. Это писатель-парадоксалист. Вся Англия знала: если вечером англичане посмотрели спектакль, и он им понравился, то на утро можно ждать “разгромной” статьи от Бернарда Шоу. Он был не таким, как все. И что это означает? Это означает, что и миф “Пигмалион” он покажет не таким, которым его знает весь мир. Но англичане (особенно те, что жили в викторианскую пору) все-таки ждали, что автор будет придерживаться правил – какой миф, такая и драма. Но Шоу только смеялся над ними. Он использовал закон “тележка с яблоками” – тележка та самая и яблоки те же самые, но если тележку опрокинуть, то яблоки не останутся в том же порядке. И вот Шоу опрокидывает тележки. Лондонцы приходят на спектакль “Пигмалион”, а драматург им подсовывает “Анти-Пигмалион”!
– Что-то здесь не то! Где здесь миф? – испытывает удивление, один джентльмен.
– Чудак Шоу что-то напутал. Чего можно ждать от невежественного ирландца? – бросает реплику другой.
– Так, так, так. Но в этом что-то есть, – вмешивается в разговор третий.
– А все так, как в нашей жизни. Миф – это сказка, а жизнь – это вам не сказка, – начинает закипать еще один.
Именно такого обсуждения, несомненно, и хотел Шоу. Он хотел расшевелить таких благопристойных, традиционных, холодных и очень правильных англичан. Хотел вызвать их реакцию, принудить обсуждать реальные, жизненные проблемы. А то, что же выходит? Идет себе лондонец в театр и созерцает, как царь Кипра вступает в брак с никому не известной красавицей без рода и племени – и ничего, все удовлетворены, все счастливы от того, что история имеет благой финал. А Шоу возвращает зрителей к реалиям – что же скажут лондонские богатеи, если известный аристократ возьмет да и вступит в брак с беднячкой? “Нет! Некогда!” – закричат они и будут отворачиваться от того, кто посмел нарушить вековые традиции королевской Англии. Как можно привести мусорщицу в приличное аристократическое общество?
Так Шоу и показал лицо двойной морали современного человека. В своей пьесе Шоу специально не доказывает историю к влюбленности: Элиза и Хиггинс даже не должны и намека делать на какую-то там любовь, так как такого в жизни быть не может! Вот так на мифологической основе автор освещает проблему номер один – проблему социального рас


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Grammar as a branch of linguistics.
Сейчас вы читаете: Мифологическая основа комедии “Пигмалион”