Образ Татьяны Лариной как художественное открытие автора

В 5 главе романа Пушкина “Евгений Онегин” композиционный центр – сон Татьяны, являющийся, по словам критика Гуковского, ключом к пониманию ее души, ее сущности. Проанализируем сцену сна Татьяны.
Татьяна сформировалась под влиянием народного начала и сентиментальной литературы, поэтому в ее сне нашли отражение эти две стороны.
Сон Татьяны напоминает традиционный вещий святочный сон невесты в русской сказке. Это и добрый медведь, и одухотворенная природа: ручей мешает Татьяне, сучья цепляют ее за шею и вырывают серьги из ушей,

и чудовища, и близкий народному стиль изложения.
Но есть в сне и влияние сентиментальной литературы. Онегин предстает перед героиней романтическим героем:
Онегин, взорами сверкая,
Из-за стола, гремя, встает,
Все встали, он к дверям идет
Кроме того, здесь Татьяна как бы отвечает на проповедь Онегина, подсознательно чувствует в нем эгоистическое начло. Также в какой-то мере сон “вещий”, он в виде чудищ рисует поместное дворянство и ссору Онегина с Ленским. Таким образом, сон показывает двойственное начало, заложенное в Татьяне воспитанием: с одной стороны, это влияние сентиментальной западноевропейской
литературы, с другой, – народные начала, воспитанные в ней няней.
Татьяна глубоко чувствующая натура. Вспомним ночной разговор с няней. Ее чувства, их глубину мы видим в волнении Татьяны, которое проявляется в прерывистом ритме ее речи. Скрытое волнение перерастает в смятение.
А теперь обратимся к портрету Татьяны, изображенном в 8 главе. Здесь Пушкин сопоставляет Татьяну с блестящей Ниной Вронской, “сей Клеопатрою Невы”. Несмотря на более броскую красоту, Пушкин отдает предпочтение Татьяне, отстаивая тем самым как идеал женской красоты естественность, простоту, одухотворенность внешнего облика мыслью и чувством.
Изменилась ли Татьяна, став светской красавицей? Нет, Татьяна внутренне осталась такой же, она лишь научилась “властвовать собой”. Вместе с тем Татьяна-княгиня уже не робкая девочка-мечтательница, она не только женщина с чутким и любящим сердцем, но и человек с тонким и глубоким умом.
Татьяна продолжает и в обществе быть отчужденной от всех, как и в деревне. Еще в письме к Онегину она писала:
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.
Позднее, когда она приехала в Москву, свет поразил ее своей косностью, бессодержательностью. И, наконец, в Петербурге Татьяне еще тяжелее.
И наконец, последнее объяснение Татьяны с Онегиным. Хотя в словах Татьяны звучит чувство оскорбленной гордости и боль от несбывшихся мечтаний, но в них нет недоброжелательности, нет нравоучительности, нет торжества. Следующие за этими словами стихи дышат особой искренностью. Татьяна говорит печально о своей большой любви, о трагической своей судьбе, о том, что “счастье было так возможно” Она хочет объяснить свои чувства, свое решение и понять Онегина. Пушкин восхищается героиней в последней сцене. Его идеал – женщина верная, даже если она не любит своего мужа. Вот идеал женщины, по Пушкину: “Но я другому отдана, я буду век ему верна”. Сколько боли и разочарования в этих строчках, но и сколько высокого чувства!
Интересное мнение на образ Татьяны высказал Кюхельбекер. Он говорил, что Татьяна – это сам Пушкин. Как это понять? Дело в том, что все свои сокровенные мысли и чувства Пушкин вложил в образ Татьяны. Ее отношение к поместному дворянству и светскому обществу полностью согласуется с мнением самого Пушкина. Ее умение любить также было развито и в поэте. Его любовь к природе, к русской старине, его народность полностью соответствуют этим же чертам в Татьяне.
Взгляды поэта и героини во многом близки, но суждения поэта все же всегда шире, многограннее. Так, наиболее обличительные и глубокие строфы о свете принадлежат все же автору, а не Татьяне, гораздо глубже понимает поэт и трагедию людей онегинского типа, причины их бездействия, отсутствие у них цели в жизни.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


История создания романа а.с. Пушкина.
Сейчас вы читаете: Образ Татьяны Лариной как художественное открытие автора