Образ многострадальной русской крестьянки в поэме

Глава “Крестьянка” не фигурировала в первоначальном замысле поэмы. В “Прологе” не предусмотрена возможность найти счастливого среди крестьян, а тем более крестьянок. Некоторая композиционная неподготовленность главы “Крестьянка” обусловлена, возможно, причинами цензурного порядка, не позволившими развивать ответы на все возникшие в прологе вопросы (в частности, о счастье, вельможи, министра государева, царя). Причиной появления главы “Крестьянка” было и то обстоятельство, что проблема крестьянского счастья приобретала

для Некрасова первостепенное значение (как и вопрос о судьбе русской женщины-труженицы).
Композиционным своеобразием “Крестьянки” является широкое введение песен и вставных новелл, сочетание песенно-лирических приемов со сказово-эпическими. В типичную жизненную историю крестьянки вплетаются эпизоды и лица, прямо или косвенно связанные с судьбой героини (Савелий, Демушка, Федо-тушка, Филипп, Ситников, губернаторша и др.).
“Крестьянка” начинается с пролога, но не фантастического, Как в первой части, а вполне реалистического. Перед нами та же безрадостная картина жизни крестьянства, Те же картины
помещичьего оскудения и запустения, что и в главе “Поп” и “Помещик”. В “Крестьянке” поэт дает новую конкретизацию тезиса – “порвалась цепь великая.”. Пролог с его безрадостным тоном представляет грустную прелюдию к истории Матрены Тимофеевны. На фоне мрачных картин крестьянской Чужды и усадебного оскудения выступает образ героини – Матрены Тимофеевны, контрастирующий общему тону пролога. Корчагина рассказывает историю и своей жизни, и жизни других героев. Так, например, повествование в главе “Савелий, богатырь Святорусский” ведется от имени Матрены Тимофеевны, но Матрена настолько перевоплощается в образ Савелия, передавая историю его жизни, говоря его словами, думая его мыслями, что ^е образ как бы исчезает за кулисами и на авансцене вырисовывается, как живая, исполинская фигура Савелия-богатыря.
Историю Матрены замыкает глава “Бабья притча”, в которой Обобщены мысли поэта о судьбе крестьянки.
Ключи от счастья женского.
От нашей вольной волюшки
Заброшены, потеряны
У бога самого!
В “Последыше” можно выделить три композиционные части: I-экспозиция – берег Волги, сенокос, косьба, странники встречаются с вахлаками. II – описание пикника и инсценировки крепостного права, устроенной для успокоения самодура-помещика. Здесь действуют основные персонажи этой части – князь Утятин, Клим, Влас. III – рассказ Власа, раскрывающий историю самодура – князя Утятина, фиктивного бурмистра князя – Клима, крестьян Ипата, Агапа и др. И в этом эпизоде мы сталкиваемся с обычным для Некрасова приемом характеристики новых персонажей от лица рассказчика.
Последняя, IV часть поэмы – “Пир на весь мир” по содержанию, композиции и художественным приемам отличается от предшествующих глав. Функцию пролога выполняет здесь вступление, представляющее описание села Вахлаччины и жизни вахлаков.
Вся IV часть состоит из песен и вставных новелл. Собравшиеся на пиршество по поводу освобождения от крепи и последыша вахлаки и забредший к ним пришлый1 люд рассказывают занимательные истории о прошлом и настоящем, перемежающиеся песнями. Многообразие лиц, событий, эпизодов, живые диалоги, глубокий лиризм песен (“Голодная”, “Барщинная”, “Веселая”), патриотический пафос Гриши Добросклонова, задорный крестьянский юмор, ритмическое разнообразие стиха, быстрая смена сцен и эпизодов – все это придает “Пиру” исключительную динамичность, живость, поражает разнообразием изобразительных средств и их оригинальностью.
В “Пире” Некрасов по-новому использовал песни. Это – не фольклорные по своему происхождению, каких мы множество находим в предыдущих главах, а песни, созданные поэтом по типу фольклорных; им поэт придал особенно острый социальный смысл. Таковы “Барщинная” (“Беден, нечесан Калинушка”), “Веселая” (“Кушай тюрю, Яша,- молочка-то нет”), “Голодная” (“Стоит мужик, колышется”), “Солдатская” (“Тошен свет, правды нет”), “Соленая” (“Никто, как бог”). Отчасти к этой группе может быть отнесена одна из песен Гриши – “Русь” (“Ты и убогая, ты и обильная”). Остальные песни Гриши носят, несомненно, литературный характер.
Некрасовский принцип использования фольклора заключается не в том, чтобы буквально следовать за ним (даже в лучших его образцах), а в том, чтобы, пользуясь фольклорными приемами художественного изображения, делающими произведения понятными и доступными крестьянству, создавать новые художественные произведения, которые могли бы войти в песенный обиход и, таким образом, стать средством пропаганды идей крестьянской демократии. Неудивительно, что некрасовские песни подвергались цензурным запрещениям, неудивительно, что они прочно вошли в репертуар тюремных песен, песен политических ссыльных, подпольных кружков. В полном соответствии с общей идейной направленностью и народным стилем поэмы даны пейзажи и описания.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Жизнь печорина.
Сейчас вы читаете: Образ многострадальной русской крестьянки в поэме