Обличение светской черни в стихотворениях Лермонтова

Лучшим ключом к пониманию нового гражданского, аналитически-углубленного подхода Лермонтова к действительности служит стихотворение “Дума” (1838). Значение “Думы” как одной из важнейших идейных деклараций Лермонтова – в развернутой аналитической критике современного ему поколения и в том, что к числу представителей поколения поэт относит и самого себя. Эта последняя особенность становится важной и знаменательной, если вспомнить, что, согласно романтической эстетике, лирический герой по своим “изначальным качествам” не зависел от среды и не подлежал критике. Включение героя в общественную среду, охарактеризованную конкретно и четко, осуществляется также в стихотворениях “Смерть поэта”, “Прощай, немытая Россия” (1841), “1-е января” (“Как часто, пестрою толпою окружен.”).
Эти стихотворения и “Дума” принадлежат к одному и тому же литературному ряду, но предметом критики и отрицания является в них не современное поколение вообще, а наиболее реакционные силы русского самодержавия: придворная камарилья, николаевская жандармерия и светская “бездушная” толпа. Герой и среда, как было и у раннего Лермонтова, поставлены здесь в непримиримо враждебные отношения между 104 М. Ю. Лермонтов собой.
В стихотворении “Прощай, немытая Россия” общественное зло названо по имени и корни его обнажены. В восьми строках стихотворения охарактеризован крепостнический строй старой России (“страна рабов, страна господ”), и ее некультурность (“немытая Россия”), и воспитанная веками рабства покорность ее народа (“им преданный народ”), и шпионская бдительность самодержавной власти (последние два стиха). Этот новый, социально-углубленный, реалистический образ действительности становится своего рода фоном зрелой лирики Лермонтова, договаривающим и поясняющим те стихотворения, в которых социально-политическая тема непосредственно не выдвигается, но которые с этой темой соизмеримы.
Во всей этой лирике господствует тема трагического разлада с действительностью, хотя герою и удается иногда уйти от наплывающего на него мрака. Приобщение к природе (“Когда волнуется желтеющая нива.”), веянья любви и нежности (“Слышу ли голос твой.”, “Из-под таинственной холодной полумаски.”), случайно пойманные и смутные призывы к чему-то большому, необычайному и высокому (“Есть речи – значенье.”) заставляют “лермонтовского человека” забывать о своей трагедии и “постигать” “счастье на земле”.
Но эти минуты гармонии или проблески надежды оказываются временными и скоропреходящими – грустный и горький тон целого остается в силе. Количество любовных стихотворений у Лермонтова в этот период меньше, чем в предшествующий. В этих стихотворениях нет напряжения и подъема большой любви, а только легкие и благоговейные прикосновения к ней. Она не ослепляет поэта своим сверканием, силой и славой. В те годы любовь является у Лермонтова чаще всего как воспоминание о прошлом (“Расстались мы, но твой портрет.”, “1-е января”, “Ребенку”, “Нет, не тебя так пылко я люблю.”), как мелькнувшая надежда на будущее (“Из-под таинственной холодной полумаски.”) или как мечта, которая создает объективные образы, не имеющие прямого отношения к поэтической биографии автора.
В лирическом творчестве Лермонтова рядом с образом России – государства рабов, голубых мундиров, царедворцев, салонных болтунов и опустошенных душ – вырисовывается и другой ее образ – народный, демократический. В юношеской лирике Лермонтова этот образ, тогда еще не сложившийся, тяготел к условной, декоративной форме (“Поле Бородина”, “Песнь барда”) и только в таких зрелых стихотворениях, как “Бородино”, “Валерик” и “Родина”, лишился своих книжных атрибутов, Как написать сочинение 105 стал подлинно конкретным и реалистическим. Лермонтовская Россия населена бодрым и мужественным народом, храбрецами и богатырями, в которых поэт видит вершителей истории. И глубокий патриотизм, проявившийся в этих поздних стихотворениях, существенно отличается от великодержавного патриотизма.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Любви в произведения и. А. Бунина.
Сейчас вы читаете: Обличение светской черни в стихотворениях Лермонтова