Историко-литературное значение “Горя от ума”


Исключительно велико значение комедии Грибоедова в развитии русского театра. “Горе от ума” способствовало победе реализма на русской сцене. Сценическая история “Горя от ума” отразила основные этапы истории русского театра вплоть до нашего времени. В первых полных представлениях комедии в Москве и Петербурге в качестве исполнителей выступает Щепкин (Фамусов), Мо-чалов, Каратыгин (Чацкий), Живокини (Репетилов). Не сразу русская сцена раскрыла глубокое общественное и психологическое содержание “Горя от ума”. Большинство актеров играло свои роли в стиле популярного тогда водевиля или пьес классицистического репертуара. Современник свидетельствует: “Привыкши представлять роли всегда одинокие, всегда отлитые в одну форму, они страшились отступить от принятых правил, не могли осмелиться играть новые лица. Г. Щепкин, играя Фамусова, никак не умел забыть Транжирина, г. Мочалов – Крутона и так далее. Например, актер, представлявший Платона Михайловича, думал, что это лицо есть обыкновенный муж под властию жены, между тем как Платон Михайлович совсем другое. Это добрый, умный и даже лихой рубака нашего времени, попавший в атмосферу гостиных, спален и детских и обленившийся там; бодрость духа в нем прежняя, но обстоятельства, окружающие его, переменились. Он не в повелениях у жены своей, а просто он обленился и снисходит во всем доброй


своей половине, как-снисходят любимому ребенку. Так же оригинальны и все лица в комедии Грибоедова”. Даже М. С. Щепкин лишь постепенно дал реалистическое сценическое воплощение одного из центральных персонажей комедии – Фамусова. “Горе от ума” помогло ему углубить свое мастерство, создать образ живой, как сама жизнь. Щепкин говорил о Грибоедове и Гоголе как о “двух великих комических писателях”, которым он “обязан более всех”. “Они меня силою своего могучего таланта, так сказать, поставили на видную ступень в искусстве”,2 – говорил М. С. Щепкин о Грибоедове и Гоголе.
Особенно трудной оказалась роль Чацкого, которую даже такие выдающиеся актеры, как В. Каратыгин и П. Мочалов, играли в псевдоромантическом или классицистическом стиле. Лишь в 40-е гг. на сцене Московского Малого театра замечательный русский актер И. В. Самарин дал образ Чацкого в соответствии с замыслом Грибоедова, как передового деятеля своего времени и вместе с тем как живого, страдающего человека. “Самарин понял и сыграл Чацкого так, как ни один из наших актеров не понимал и не играл его,- отмечал в 1846 г. театральный журнал “Репертуар и Пантеон”.- Все прежние Чацкие, сколько мы их ни видали, с первого появления своего на сцену принимали вид чуть ли не трагических героев, ораторствовали и разглагольствовали со всей важностью проповедников. Самарин в первом акте был веселым, говорливым, простодушно насмешливым. Игра его, разговор были натуральны в высшей степени. Глубокое реалистическое проникновение в сущность образа Чацкого характеризовало игру Самарина, знаменовавшую новый этап в сценической истории “Горя от ума”.
Образы комедии воплотили великие русские актеры А. П. Ленский, Г. Н. Федотова, М. Н. Ермолова, А. И. Южин, В. Н. Давыдов и многие другие, для которых “Горе от ума” явилось поучительной и плодотворной школой правдивого искусства. Особенно значительными в вековой сценической истории “Горя от ума” были постановки Московского Малого театра.
Грибоедовская комедия – одна из любимейших пьес советского театра. В трактовке комедии, ее образов советский театр отправлялся от лучших реалистических традиций русской сцены. От постановки к постановке все глубже и яснее раскрывалось общественное содержание “Горя от ума”. Социально-политические мотивы отчетливо звучат, например, в постановке Московского Художественного театра 1925 г.
По свидетельству К. С. Станиславского, новый, выдвинутый революцией, массовый демократический зритель воспринимал “Горе от ума” Грибоедова, как и пьесы Чехова, Гоголя и Тургенева, “с восторгом, радостью и хорошим пониманием”.
К. С. Станиславский отмечал, что для идейного и художественного развития Московского Художественного театра Грибоедов был одним из учителей, пьеса которого возбуждала творчество и окрыляла артиста. Он указывал на общественно-обличительную сторону пьесы, на национальное и вместе с тем общечеловеческое ее значение.
В постановке МХАТ, осуществленной В. И. Немировичем-Данченко в 1938 г., подчеркивалась психологическая драма Чацкого, роль которого блестяще сыграл В. И. Качалов.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Превращение кафки и куприна.
Сейчас вы читаете: Историко-литературное значение “Горя от ума”