Сюжет третьего акта пьесы Гоголя “Ревизор”

Развитие действия достигает кульминации в III акте. Комическая борьба продолжается. Городничий обдуманно идет к своей цели: заставить Хлестакова “проговориться”, “рассказать побольше”, чтобы “узнать, что он такое ив какой мере его нужно опасаться”. Эта борьба тем смешнее, что, по глубокому убеждению городничего, ведется против хитрого и опытного противника, каким Хлестаков никак не может являться, и все усилия, ловушки, планы нарушаются не контрдействиями противоположной стороны, а совершенной естественностью и непосредственностью

поведения Хлестакова, весьма расположившегося к людям, которые выручили его из беды.
В центре событий III действия – Хлестаков, поэтому, разбирая содержание акта, мы одновременно работаем над характеристикой этого персонажа. После посещения богоугодного заведения, где гостю был предложен великолепный завтрак, Хлестаков на верху блаженства. “Обрываемый и обрезываемый доселе во всем, даже и в замашке пройтись козырем по Невскому проспекту, он почувствовал простор и вдруг развернулся неожиданно для самого себя. он разговорился, никак не зная в начале разговора, куда пойдет его речь. Темы для разговоров
ему дают выведывающие. Они сами как бы кладут ему все в рот и создают разговор”. Усилиями окружающих созданы великолепные условия, чтобы раскрылось с полной откровенностью все, что таилось в душонке этого “пустейшего” человечишки, что рисовалось в его нелепых мечтах, что составляло суть его эфемерного существования. Жизнь, которая раскрывается перед ошеломленными слушателями хлестаковской болтовни, не только идеальная реализация хлестаковского жизненного принципа: “Ведь на то и живешь, чтобы срывать цветы удовольствия”, но и “желанный предел” всех стремлений городничего и чиновников: иметь власть, знакомства, известность, деньги, не прилагая никаких.
Вот почему, дрожа от страха перед неожиданно открывшейся перед ними значительностью положения и чина Хлестакова, они восхищаются им: Добчинский поражен образованностью и важными поступками петербургского гостя, Бобчинский после фантастического “взлета” Хлестакова потрясен: “Вот это. человек-то. Вот оно что значит человек. В жисть не был в присутствии такой важной персоны.”. Даже “плут тонкий” Земляника и тот сознается: “Страшно, просто. А отчего, и сам не знаешь.”.
Действие в замечательном эпизоде вранья Хлестакова развивается со все нарастающей энергией. С одной стороны, это россказни Ивана Александровича, постепенно теряющие всякую правдоподобность и достигающие апогея в конце явления. С другой стороны, это поведение слушателей, приходящих во все больший испуг от речей гостя. Их переживания выразительно передают ремарки: в начале беседы “городничий и все садятся” по милостивому приглашению Хлестакова, однако при упоминании, что в его прихожей якобы можно встретить среди графов и князей даже министра, “городничий и прочие с робостью встают со своих стульев”. Слова: “И точно, бывало, как прохожу через департамент – просто землетрясение, все дрожит и трясется как лист” – сопровождаются ремаркой: “Городничий и прочие трясутся от страха”. В конце сцены городничий, “подходя и трясясь всем телом, силится выговорить” что-то, но с перепугу не может произнести ни слова.
Во время своей речи Хлестаков как бы инстинктивно улавливает характер производимого им впечатления, его подстегивают и заносят испытываемые слушателями страх, ожидание рассказов о необычных для провинциалов масштабах жизни и служебных отношений. Рисуясь перед дамами, он мобилизует весь свой скудный запас сведений 6 жизни петербургской знати, о событиях в литературе. “Хлестаков вовсе не обо всем врет, он порой просто сообщает сенсационные столичные новости о великолепии балов, о супе, который на пароходе прибыл из Парижа, о том, что барон Брамбеус, т. е. Сеиковский, исправляет чужие статьи, что Смирдин платит ему большие деньги, что он ведет борьбу с “Московским телеграфом”, о том, что “Фрегат Надежда” Марлинского пользуется огромным успехом, и, наконец, о том, что Пушкин “большой оригинал”.
Однако все эти реальные факты смещены и переадресованы, центральным лицом во всех событиях становится сам рассказчик. Охваченный непреодолимым желанием сыграть роль хоть немногим повыше той, которая уготована ему судьбой, в эту “лучшую и самую поэтическую минуту в его жизни”. Хлестаков жаждет предстать не только светским человеком, но и человеком “государственным”.
По воспоминаниям современников, Гоголь, недовольный исполнением роли Хлестакова актером Шумским, говорил, что “Шуйский передавал этот монолог слишком тихо, вяло, с остановками, а он желал представить в Хлестакове человека, который рассказывает небылицы с жаром, с увлечением, который сам не знает, каким образом слова вылетают у него изо рта, который в ту минуту, как лжет, не думает вовсе, что он лжет, а просто рассказывает то, что грезится ему постоянно, чего он желал бы достигнуть, и рассказывает, как будто эти грезы его воображения сделались уже действительностью” 2.
Ни городничий, ни чиновники не подвергают сомнению то, о чем болтает Хлестаков. Эта болтовня укрепляет их веру, что присланный к ним ревизор – значительное лицо, “государственный человек”, вельможа.
“Происходит странная вещь. Фитюлька, спичка, мальчишка Хлестаков силою страха и благоговения к нему вырастает в персону, становится сановником, становится тем, кого в нем видят”. Итак, 6-е явление III действия – кульминация комедии. Городничий и чиновники дошли до панического состояния, открыв значительность положения и строгость нрава своего гостя, который, в свою очередь, достиг предела в полете фантазии.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Word structure.morphemes.
Сейчас вы читаете: Сюжет третьего акта пьесы Гоголя “Ревизор”