Роман Г. Сервантеса «Дон Кихот» породил концепт «донкихотства», роман Флобера «Мадам Бовари» породил концепт «боваризма». «Донкихотство» и «боваризм» имеют общие черты: оба эти явления связаны с оторванностью мечты от реальности. Но Дон Кихот, несмотря на все свои ошибки, вызывает у человечества глубокое уважение благодаря своей слепой вере в добро.
Реальная жизнь постоянно старается разрушить эту веру, но Дон Кихот избирает путь добровольного сумасшествия, и не смотря на все препятствия, идет своей дорогой добра, стараясь изменить жизнь людей к лучшему. Мадам Бовари тоже существует в мире мечтаний и отворачивается от реальной жизни. Но все ее мечтания являются сосредоточенными на ней самой: вот она на тропическом острове среди экзотической природы пылает пылкой любовью; а вот она уже в Париже, в великосветском салоне, одетая в очень дорогое кашемировое платье голубого цвета, общается с жителями Сент-Жерменского предместья (аристократический район в Париже); вот она в шотландском коттедже оперлась об перила изысканным жестом и слушает поэтическое шуршание листвы и ждет своего возлюбленного, который, одетый безупречно, пошел на охоту.
«Красивая любовь» и «высоко духовное существование» в сознании Эммы являются переплетенными с английскими кружевами и дорогими лимонами. Этот набор фальшивых красивостей привел к искривленному восприятию реального мира, который сейчас имеет название «комплекса Боваризма».
«Комплекс Боваризма» — вещь опасная. Он не дает человеку возможности быть счастливой, благодарить Бога, за то, что он имеет. «Комплекс Боваризма» всегда связан с эгоистическим направлением личности, которая считает себя лучше других, и верит в то, что она достойна лучшего, чем имеет сейчас. Подобные люди часто превращают жизнь своих близких в невыносимое страдание, делают их жертвами своего честолюбия.
«Боваризм» — явление, противоположное христианскому взгляду на жизнь, поэтому и попадает Эмма в ловушку дьявола, становится жертвой ростовщика, который цинично предлагает женщине, вся жизнь которой состояла из служения «красоте» и «духовности», расплатиться за долг сексом. «Меня можно погубить, но нельзя купить», — распрямив спину отвечает Эмма и отказывается от предложения. И вот здесь наступает прозрение. Ведь циник просто назвал вещи своими именами: в маленьком городке все давно знают, почему жена врача так часто ездит к Руану, и давно уже называют вещи своими именами.
Эмма понимает, что вся ее жизнь уже давно превратилась в слитую неправду, что ее вера в собственную избранность — лишь видимость. И потому она уходит из жизни. Уходит хаотически, задыхаясь от неправды, от оскорбления, от разочарования.
Сцена смерти Эммы была воспринята...

современниками на уровне эстетизации безобразного. Публикацию роман решено было запретить. Флобера обвинили в том, что он старался представить французской публике произведение, которое держало в себе «бездну сладострастия» рядом с «бездной безобразия».
Суд состоялся в Париже. Права Флобера защищал адвокат Сенар. Поэтому роман, который все же таки вышел в свет после юридической победы Флобера, получил посвящение защитнику Сенару.
Процесс имел подтекст: читатели поняли, что в образе неверной жены Флобер вывел собственное понимание французской истории. Предъявляли обвинение ему и в чрезмерно безобразном, слишком натуралистическом изображении образа слепца нищего. Образ калеки, на самом деле, пугает буквально физиологическим изображением уродливости. Но в романе Флобера калека-слепец приобретает символическое значение. Эмма встречается с ним по дороге из Руана, когда возвращается после встречи с очередным любовником. Слепец поет народную песню о девочке и ее мечте. А потом уже умирающая Эмма услышит ту же самую песню под окнами своего дома и рассмеется на смертной кровати таким страшным смехом, который перепугает окружающих.
Калека будет судиться с учеником просветителей аптекарем Оме, который бесстыдно обманет его, пообещав вылечить, но калека останется слепым. И вот что удивительно: хитрый Оме выиграет процесс, так как человек, который подделал результаты выборов в демократической стране, выиграет в этой стране любой процесс. Слепец — это и двойник Эммы, и глубоко пессимистический символ, который воплощает вечное стремление человечества к улучшению своей жизни.
Серость современной Флоберу Франции настолько утомила писателя, что он решил погрузиться в III ст. до н. э., во время Пунических войн, когда доживал свои последние времена странный народ финикийцев. Доживал пышно, не ожидая римского разгрома Карфагена. Так возник роман «Саламбо».
Для верного изображения жизни и быта финикийцев Флоберу пришлось перечитать более, чем 1000 томов специальной литературы, и он делал это с наслаждением, так как давно уже не существующий Карфаген, от которого остались только выдающиеся произведения искусства, нравился ему намного больше, чем время позитивизма.
Роман в плане структуры подражает В. Скотту. История древнего мира, исторические личности выступают лишь фоном событий. В центре стоит выдуманная история двух молодых любовников: Саламбо, дочери карфагенского аристократа, и Мат, воина-наемника. Саламбо выступает полной противоположностью Эмме Бовари. Эмма не столько любила, сколько хотела иметь любовника, и ждала такой любви, о которой прочитала в мелодраматических романах. Саламбо даже не понимает свое чувство к Мат, настолько естественным оно есть. Саламбо просто умирает после смерти возлюбленного, инстинктивно приняв на себя его боль.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

«Красивая любовь» сознании Эммы Бовари