Утопический идеал в романах Достоевского


“Идиот” – это последняя попытка Достоевского воплотить социально-утопический идеал: князь Мышкин призван преодолеть окружающее зло и насилие, жестокие страсти и корыстолюбие одной лишь проповедью самосовершенствования и личным примером. Он верит, что, когда все люди будут жить “главное умом”, они сразу же окажутся в раю. Тем не менее, реалистический метод изображения вступил в разногласие с первоначальной авторской задачей, “художественность” победила “тенденцию”. Несмотря на благодатное влияние, оказанное им на Бурковского, Колю Волгина, Евгения Павловича и др., фактические следствия “деятельности” князя угнетающе печальные: погибает Анастасия Филипповна, внутренне сломлена Аглая, становится убийцей Рогожин, умирает, бунтуя против мирового порядка Ипполит. “Рай на земле не легко достается.” – справедливо делает замечание Мышкину князь Щ.
Само обращение к “живой жизни”, где является красотой “нормальность, здоровье”, недостаточно для возрождения. Красота не в силах “спасти мир” – она сама нуждается в спасении, искажается и перерождается, убеждает Достоевский на примере судеб Анастасии Филипповны и Аглаи. “И вот идея “Идиота” почти сработала”, – констатирует Достоевский, заканчивая работу над романом.
Трагический колорит произведения связан с невозможностью


утопического “рая на земле”. Отныне Достоевский более детально вглядывается в собственное христианское учение о судьбах мира и человечества, что обозначилось на трех следующих романах, которые во многих моментах выросли из невоплощенного “Жития великого грешника” (планы 1869-1870 г. г.).
Герой задуманной эпопеи должен пройти через все обольщения современного мира: эгоистическое самоутверждение через “миллион”, социально-утопическую мечту об устройстве счастья человечества ценой неминуемого отказа от свободы личности, “человекобога” и атеизм, – прежде чем найти настоящий идеал в единении с божественной правдой. “Главный вопрос, который будет проходить через все части, – существование Бога”, – писал Достоевский. Но химерическое объединение утопических и православных взглядов сохранится даже в последних произведениях писателя. Замысел “Бесов” был вызван раздумьями Достоевского о цели и деятельности подпольного революционного общества, возглавляемого С. Нечаевым, крайней нигилистической программой которого было возражение всех произведенных историей морально-этических норм, всеобщее уничтожение.
За перипетиями нигилистического заговора, будто освещая их внутренним светом, просматривается второй план произведения – религиозно-философский роман-трагедия о “великом грешнике” Ставрогине, пронизанный апокалипсической символикой. Как воплощение умственного и низкоестественного демонического начала, этот герой появляется в произведении в образе внутреннего кризиса: продолжать идти путем зла некуда – жизненные силы исчерпаны, впереди лишь небытие. Он увлечен “новой мыслью” – угомонить гордыню, стать на путь епитимьи, ее воскресение. Отсюда намерение объявить о браке, не мстить за пощечину Шатову и т. п.
Но оторванность от народного, утопическое стремление спастись одной собственной “мыслью” делают эти попытки напрасными: “спастись” лишь своими силами, без Божьей помощи, человек, согласно христианско-церковному учению, которое здесь разделяет и Достоевский, не может. И если Ставрогин, имея “безграничную” силу, не в силах ничего изменить в своей судьбе, то тем более обречены обычные люди, которые находятся в зоне его влияния: гибель Шагова, Кириллова, Лизы Тушиной и др. закономерная. Сатанизм главного героя проявляется и в особом эстетизме. “Вы на двух полюсах. нашли совпадение красоты, одинаковость наслаждения”, – делает замечание Ставрогину Шатов. В насилии над Матрешей, в бракосочетании с Лябядкиной – гадкий, подлый, безобразный “полюс”.
Среди главных причин гибели “Премудрого змея” не только размышления, а и эстетизм: неудача исповеди у святого старца Тихона связана со страхом казаться смешным и жалким, что вместе с раскаянием вызывает у Ставрогина последний приступ пренебрежения и злости к людям. В “Бесах” Достоевский окончательно нашел ту своеобразную манеру рассказа – не от автора, не от главного героя, а от хроникера-очевидца, который не знает внутренних событий, – которая перейдет потом в “Подросток” и “Братья Карамазовы”. Это помогло писателю достичь видимой объективности изложения и вместе с тем сохранить таинственность и сюжетную увлекательность.
В мае 1872 г. Достоевские переехали на лето из Петербурга в Старую Руссу, тихий небольшой городок в Новгородской губернии. С того времени они приезжали туда каждое лето, в 1874 г. – остались зимовать, а в 1877 г. купили скромную дачу. В Старой Руссе Достоевский почти целиком написал романы “Подросток” и “Братья Карамазовы”, много разделов “Дневника писателя”, “Слово о Пушкине”. С 1873 г. Достоевский стал ответственным редактором журнала “Гражданин”, в котором начал публиковать “Дневник писателя”, своеобразный моножурнал, где откликался на важные тогдашние политические события, анализировал ход судебных процессов, ставил актуальные моральные вопросы.
Откровенная публицистика и прямой отзыв на события пересекались в “Дневнике” с художественными произведениями, которые приобрели самостоятельное значение: “Мальчик у Христа на елке”, “Сон смешного человечка” и др. Автор “Дневника” постепенно становился учителем жизни для тысяч россиян. Он состоял в переписке со многими людьми, принимал многочисленных посетителей. Издание “Дневника” прервалось в годы работы над романами “Подросток” (1874-1875) и “Братья Карамазовиы (1878- 1879), но все время возобновлялось и продолжалось вплоть до января 1881 г. Как и предыдущие, роман “Подросток” посвящен настоящему и будущему России, но акцент здесь перемещен на будущее. Герой-Рассказчик – юноша, “подросток”.
От того, какая “идея” доминирует в нем и его ровесниках, зависят дальнейшие судьбы страны. Разнообразные люди окружают Аркадия. Это, прежде всего его отец Версилов, русский аристократ, который поднялся к вершинам европейской культуры, но оторван от национальных корней. Тем не менее, он как бесценное зернышко носит в душе “русскую идею” – способность “всемирного переживания за все”. Как и другие гуманистические искатели социальной справедливости, Версилов также пришел в восхищение мечтой о “золотом веке”, без которого “народы не хотят жить и не могут даже умереть!”.
Но эту мечту он считает пусть и благородной, но “ошибкой человечества”, и его мысль о “золотом веке” по сути своей глубоко пессимистическая.
Подросток Аркадий, кровно связанный с народно-православной стихией через свою мать-крестьянку и “законного” отца, “народного святого” Макара, является тем “стволом”, двигаясь по которому жизненные соки могут насытить почти засохшую крону дворянской культуры. В мае 1878 г. писатель вместе с В. Соловьевым осуществил поездку в ковельскую пустыню, во время которой сообщил спутнику главную мысль будущего романа “Братья Карамазовы” – “церковь” как положительный общественный идеал. “Церковь” Достоевский трактовал как любовное братство людей, в котором “каждый перед всеми за все виновен. Не знают лишь этого люди, а если бы узнали – сейчас был бы рай!”.
Так “давняя мечта” о “золотом веке”, вопреки всему сохраняясь в основных чертах, перерастает в возложение надежд на “царство Бога”, осуществление которого на земле зависит от морального состояния людей. В конкретный эмпирический мир романа постоянно врываются “миры иные”, жизнь Бог и дьявола, появляется мистический ореол, “фантастика”: например, удивительное преобразование Алеши, который целует землю, или разговор Ивана Федоровича с Чертом.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Общая характеристика литературы 17 века.
Сейчас вы читаете: Утопический идеал в романах Достоевского