В поэтике Достоевского цветы могут стать и косвенной характеристикой индивидуальных особенностей героев. В «Униженных и оскорбленных» больная Нелли любит, когда ее выводят в небольшой весенний садик с «только что распустившейся сиренью». А когда Маслобоев подарил ей букет сирени, «она очень обрадовалась и с наслаждением поглядывала на цветы, которые поставили перед ней в стакане». Согласно «языку цветов», сирень была символом первых, пробуждающихся любовных влечений и одновременно намекала на неразделенную любовь, обреченную на трагическую развязку6. Такова в романе суть отношений Нелли к Ивану Петровичу. Но есть у Достоевского и неожиданные сближения. Нелли сознается, что ей особенно нравятся нарциссы: «.Я их больше всех цветов люблю».
В романе «Преступление и наказание» Свидригайлову во сне пригрезился коттедж в парке, утопающий в цветах: «он особенно заметил в банках с водой на окнах букеты белых и нежных нарцизов, склоняющихся на своих ярко-зеленых, тучных и длинных стеблях с сильным ароматным запахом. Ему даже отойти от них не хотелось». В самом портрете Свидригайлова есть нечто «нарцистическое»: красивое «белое» лицо «с светло-белокурою бородою и с довольно еще густыми белокурыми волосами».
Традиционными вариантами семантики нарцисса были самолюбие и гордость. Эти качества свойственны ожесточившемуся сердечку Нелли; у Свидригайлова же они перерастают в крайнюю, почти сатанинскую гордыню и жажду самоутверждения. В романе «Идиот» букет красных камелий, историю которых рассказывает Тоцкий, не только вызывает воспоминания о романе А. Дюма-сына «Дама с камелиями», но и характеризует развращенность и сладострастие самого Тоцкого, а также двусмысленность поведения той женщины, которой предназначались камелии.
Редкостные цветы — повторяющаяся в романах Достоевского черта быта, отличающая высшие слои. В «Идиоте» Лебедев, стараясь сделать свою дачу привлекательной для состоятельных жильцов, ставит на террасе в кадках «несколько померанцевых, лимонных и жасминных деревьев». Но в то же время все эти растения оказываются связанными с любовной тематикой. Жасмин крупноцветковый (садовый) означал чувственность или страстное влечение, цветы лимона или померанца составляли непременный атрибут свадебного убора невесты. Это могло характеризовать для читателя и обстановку в семействе самого Лебедева, у которого три дочери, и одна из них — уже на выданье.
В то же время вокруг уютной террасы кипят страсти любви и ревности: здесь Аглая с вызовом читает пушкинскую балладу о «рыцаре бедном», вставив в нее инициалы Настасьи Филипповны; возле террасы Настасья Филипповна, остановив коляску, устраивает скандальную сцену Евгению Павловичу Радомскому и т. д. Комнатный же вид жасмина, в отличие от своего садового собрата, символизировал чистосердечие. Это уже относилось к князю Мышкину, поселившемуся у Лебедева. Однако именно то, что князь в силу наивного простодушия запутался в своих брачных намерениях (о чем напоминают связанные с матримониальной тематикой цветы лимона и померанца), и вызывает нагнетание конфликтов вокруг дачной террасы.
Рисуя облик провинциальной усадьбы, Достоевский упоминает о липах, ставших традиционным элементом парковой культуры XIX века. Даже в крошечном имении Даровое, где Достоевский провел свое детство, была у дома липовая аллея, дошедшая до наших дней. В «Подростке» Аркадий смутно вспоминает...

свою детскую жизнь в деревне: «Помню еще около дома огромные деревья, липы, кажется, потом еще иногда сильный свет солнца в отворенных окнах, палисадник с цветами.». Аналогичны воспоминания Тришатова: «Мы сидели на террасе, под нашими старыми липами.» В «Братьях Карамазовых» Дмитрий, опасаясь, что Грушенька соблазнится посулами его отца, наблюдает за карамазовским домом из соседнего сада, прячась в беседке «среди густо стоявших лип и старых кустов смородины и бузины, калины и сирени». Это не просто типичное изображение провинциального запущенного сада.
В народных песнях любовная тема часто сопровождается рассказом о саде, в котором молодец или девица гуляют и ждут своих суженых. Как правило, этот «любовный» сад идеализирован, украшен цветами и зреющими ягодами; с помощью подобных образов раскрывается символика развития взаимоотношений героев, ведущих от первых признаний к сватовству и свадьбе.
Сирень, как уже говорилось, хоть и входила в свод растений, связанных с любовными переживаниями, но не сулила счастья и предрекала разлуку. Но особенно значимыми были два растения, настойчиво упоминаемые писателем и в другой сцене. Мучимый ревностью и подозрениями, Дмитрий подкрадывается в темноте к дому и смотрит, что происходит за окнами отцовской комнаты из-за «больших, высоких, густых кустов бузины и калины». В энциклопедии «Мифы народов мира» говорится: «Бузина в мифоэпических представлениях разных народов принадлежит к числу, как правило, сомнительных растений, связанных с несчастьем, смертью, злыми духами.».
На Руси верили, что бузина — колдовское дерево, способное навевать дурные сны и внушать темные мысли. Бузина словно одурманивает Дмитрия, поверившего в продажность Грушеньки и готового убить отца. Свет, падающий из окон, озаряет перед ним ближайший куст: «Калина, ягоды какие красные! — прошептал он». Ягоды калины в романе ассоциируются с каплями крови, которая дважды прольется в этот вечер; Дмитрий ударит настигшего его в саду слугу Григория, а Смердяков убьет Федора Павловича Карамазова.
В то же время калина намекает и на первопричину всего, что произойдет в этот вечер. А. Н. Афанасьев, фольклорист и этнограф XIX века, отмечал, что зачастую в народной поэтике «девичья краса превращается в калину, так как красный цвет ягод калины, на основании древнейшего, коренного значения слова «красота», принят был символом этого эстетического понятия»9. «Инфернальная», по определению Дмитрия, красота Груши, доводящая до исступления и отца, и сына, приводит к семейному конфликту, закончившемуся трагедией.
В народных песнях образ калины чаще всего связан с мотивами горькой любви, вынужденной разлуки. У Достоевского калина становится поэтическим символом, раскрывающим взаимоотношения Грушеньки и Дмитрия и предрекающим их скорое расставание. Смердяков, задумав убить Федора Павловича и присвоить деньги, припасенные им для Грушеньки, заставляет повернуться Карамазова спиной, так же указывая на калину за окном и отождествляя ее с Грушенькой: «Да вон она, говорю, вон она в кусте-то смеется вам, видите?» Украденные тысячи он прячет в саду в дупле яблони. В народной традиции яблоня, помимо прочих значений, напоминала и о греховном искушении (якобы именно с яблони Ева по дьявольскому наущению сорвала запретный плод).
Удах Достоевского



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Фольклорные традиции в творчестве Достоевского