Роль эпизода “Николка Турбин у Най Турсов” в понимании авторского идеала человеческих отношений

Роман М. Булгакова “Белая гвардия” – очень светлое произведение, несмотря на то что автор рисует время чрезвычайно тяжелое- гражданскую войну. Написано оно было в 1925 г. В романе описываются события гражданской войны в период с 1918 по 1919 гг. В этом произведении отразился трагизм белого движения, его обреченность. Писатель пытается осмыслить причину поражения белых и победу большевиков. Но не только это важно в романе. Читатель видит на страницах произведения идеалы автора: идеал семьи, идеал человеческих взаимоотношений, идеал дружбы.

Булгаков признавался, что любит “Белую гвардию” “больше всех других. вещей”. И это не удивительно, ведь роман во многом автобиографический. Первоначальное название романа мыслилось писателем как “Белый крест” или “Полночный крест”.
В центре романа – семья Турбиных, которые являются лучшими представителями интеллигенции. В этой семье нас поражают очень теплые и доверительные отношения между Николкой, Еленой и Алексеем, их заботливость и искренность, способность хранить дружбу. Хотя им пришлось очень многое пережить, когда Алексей был при смерти, война не отняла у них никого.
Булгаков рисует
нам еще одну семью, которая, можно сказать, является двойником Турбиных – Най-Турсов. Сначала мы видим только одного ее представителя – полковника Най-Турса – и чувствуем бережное отношение к нему автора. Его “траурные глаза” заставляли даже самых прожженных начальников “внимательным образом выслушивать его”. Резкое упорство, с каким Най-Турс доставал валенки для своих юнкеров, вызывает невольное уважение. А картавость напоминает толстовского Денисова.
И вот он, лучший, умирает. Свидетелем этого был Николка Турбин, которого Най-Турс спас ценой своей жизни, заставив спрятаться. “Обернулся к Николке и выкрикнул голосом, который показался Николке звуком нежной кавалерийской трубы: – Удигай, гвупый мавый! Говогю – удигай”. Смерть полковника произвела на Николку неизгладимое впечатление. “Николкин мозг задернуло черным туманцем, он сел на корточки и неожиданно для себя, сухо, без слез всхлипнувши, стал тянуть полковника за плечи, пытаясь его поднять. Тут он увидел, что из полковника через левый рукав стала вытекать кровь, а глаза у него зашли к небу”.Николка Турбин не забыл, что сделал для него Най-Турс, и посчитал своим долгом, как только на улицах прекратятся выстрелы, несмотря на болезнь брата, с риском для себя выйти из дома и сообщить о героической смерти полковника его семье. С большим трудом он узнает адрес, пробирается на Мало-Провальную улицу сквозь торжественное шествие петлюровцев. Наконец, робея и волнуясь, Я он звонит в дверь.
Для Николки рассказать о смерти Най-Турса – дело чести, но, только войдя в дом, он тут же теряется, ужасается, “как он сообщит”.
Но мать Най-Турса Марья Францевна уже инстинктивно поняла, что случилось непоправимое, поэтому смотрела на Николку “ненавидящим взглядом” как на человека, подтвердившего ее догадки. А он совершенно растерялся и “неожиданно бурно и неудержимо зарыдал и не мог остановиться. Герои поняли друг друга без слов, по каким-то мимолетным признакам:
“Феликс убит! Она сжала кулаки, взмахнула ими перед лицом Николки и закричала:
– Убили. Ирина, слышишь? Феликса убили!
У Николки в глазах помутилось от страха, и он отчаянно подумал: “Я ж ничего не сказал. Боже мой!”
Появилась Ирина, сестра Ная, которая “подхватила” Марью Францевну тоже по какому-то внутреннему порыву, пыталась успокоить ее.
Есть какое-то сходство в описании Булгаковым Ирины и Елены Турбиной. Обе “машинально” поправляют завиток волос на лбу, обе “дергают ртом” прежде чем говорить. Это далеко не случайно. Мы видим семью Най-Турсов только в горе, но понимаем, что автор относится к ним так же трепетно, как и к Турбинным, что эти две семьи по атмосфере, взаимоотношениям очень похожи.
Введя в роман семью Най-Турсов, Булгаков показывает нам, что было бы у Турбиных, если бы с ними случилось такое же несчастье.
Недаром и Николка, попав в их дом, ощущает расположение и к Марье Францевне, и к Ирине и “самым своим лучшим голосом” рассказывает, как героически умирал Най-Турс. “Он умер. он умер, знаете ли, как герой. Настоящий герой.”
Турбин всей душой понимает, какое горе постигло эту семью, и сам он ощущает ту же безысходность и пустоту, что и близкие умершего. Для него само собой разумеется, что он обязан найти Ная, достать денег, помочь.
И Николка, и Ирина, и Марья Францевна и даже Лидия Павловна – хозяйка квартиры – забывают о каких-то своих нуждах и потребностях, они все объединены одной целью – отдать последний долг Наю: “Я денег дам сейчас, – гудела Лидия Павловна, – деньги-то это пустяки, только вы, ради бога, добейтесь там. Ирина, ей ни слова не говори, где и что. Я прямо и не знаю, что и делать.
– Я с ним поеду, – шептала Ирина, – и мы добьемся. Вы скажете, что он лежит в казармах и что! нужно разрешение, чтобы его видеть.
– Ну, ну. Это хорошо – хорошо”.
Марья Францевна – больная женщина (в комнате пахнет лекарствами) – рвется на поиски сына, < но ее уговаривают остаться, убеждая, что он “в часовне”. А она, как мать, чувствует, что это не так, от отчаяния и безысходности говорит: “Может, лежит на перекрестке, собаки его грызут”. И опять рыдания, рыдания.
Булгаков очень точно прописывает каждое слово, произнесенное матерью Най-Турса: “Ирина, Ирина, Ирина, Ирина. убили, убили его.”, что еще больше усиливает атмосферу ужаса, отчаяния и безысходности, царящую в семье Най-Турсов. Обе семьи пытаются выстоять в страшных условиях гражданской войны, найти свое место в этом новом изменившемся мире. Но одно они знают точно: остались в этом мире еще непреходящие ценности – любовь, дружба, семья.
В рассмотренном эпизоде как раз и воплощен булгаковский идеал человеческих взаимоотношений в самый тяжелый момент для людей. Ведь именно через умение сострадать и сочувствовать передаются истинные человеческие свойства.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Сущность процесса обучения это.
Сейчас вы читаете: Роль эпизода “Николка Турбин у Най Турсов” в понимании авторского идеала человеческих отношений